Комитет 300. Джон Колеман №3 Взятие под контроль всей внешней и внутренней политики Соединенных Штатов.

мировое правительство

(17) Взятие под контроль всей внешней и внутренней политики Соединенных Штатов.
(18) Оказание самой полной поддержки наднациональным организациям, таким как Организация объединенных наций (ООН), Международный валютный фонд (МВФ), Банк международных расчетов (БМР), Мировой суд, а также, насколько это возможно, лишить местные учреждения влияния, постепенно сводя на нет их роль или передав их под эгиду ООН.
(19) Внедрение подрывных агентов во все правительства и ведение деятельности, направленной на разрушение суверенной целостности стран, изнутри этих правительств.(20) Организация всемирного террористического аппарата и ведение переговоров с террористами везде, где имеет место террористическая деятельность. Следует вспомнить, что именно Бенито Кракси убедил правительства Италии и США начать переговоры с «Красными бригадами», похитившими премьер-министра Моро и генерала Доциера (General Dozier). Кстати сказать, генерал Доциер получил приказ не разглашать того, что с ним произошло. Если он нарушит молчание, из него несомненно сделают «ужасный назидательный пример» наподобие того, который Киссинджер сделал из Альдо Моро, Али Бхутто и генерала Зия Уль Хака.
(21) Установление контроля над образованием в США с целью полного и окончательного его разрушения.
Многие из этих целей, которые я впервые перечислил в 1969 году, либо уже были, либо скоро будут достигнуты. Особый интерес в программе Комитета 300 представляет сущность его экономической политики, которая в целом основана на учении Мальтуса, сына английского сельского священника, который выдвинулся и получил известность благодаря «Британской Ост-индской компании», послужившей моделью для создания Комитета 300.
Мальтус утверждал, что прогресс человечества определяется естественной способностью Земли обеспечить существование данного количества людей, причем после преодоления этого порога ограниченные природные ресурсы Земли будут быстро истощены. Если эти природные ресурсы будут использованы, заменить или восстановить их будет невозможно. Отсюда, замечает Мальтус, возникает необходимость ограничивать рост населения в пределах достаточности убавляющихся природных ресурсов. Нет нужды говорить о том, что элита не позволит поставить свое собственное существование под угрозу бурного роста числа «бесполезных едоков», следовательно необходимо прибегнуть к практике отбора. Как я указывал ранее, процесс «отбора» уже начался, и производится он по методам, расписанным в «Докладе Глобал 2000».

Все направления экономических планов Комитета ведут к перекрестку Мальтуса и Фредерика фон Хайека, еще одного мрачного экономиста, спонсируемого «Римским клубом». Родившийся в Австрии, фон Хайек долгое время находился под покровительством Дэвида Рокфеллера, и сейчас теории фон Хайека получили довольно широкое распространение в США. Согласно фон Хайеку в основе экономики США должны лежать (а) городские черные рынки; (б) небольшие промышленные предприятия гонконговского образца, использующие потогонную систему труда; (в) туристская торговля; (г) зоны свободного предпринимательства, где спекулянтам предоставлена полная свобода действий и где может процветать торговля наркотиками; (д) прекращение промышленного производства и (е) закрытие всех атомных электростанций.

Идеи фон Хайека полностью соответствуют идеям «Римского клуба», что, по-видимому, и является причиной его усиленной поддержки в правых кругах Америки. Мантию фон Хайека сейчас примеряет новый, более молодой экономист Джеффри Сакс, который был послан в Польшу продолжить дело, начатое фон Хайеком. Следует вспомнить, что «Римский клуб» организовал экономический кризис в Польше, который привел к политической дестабилизации страны. Точно такое же, с позволения сказать, экономическое планирование, будет навязано и России, но если оно столкнется с сильной оппозицией, то будет быстро восстановлена старая система ценовых дотаций.
Комитет 300 приказал «Римскому клубу» использовать польский национализм как инструмент разрушения католической церкви и расчистки дороги для советских оккупационных войск. Движение «Солидарность» было создано членом Комитета 300 Збигневом Бжезинским, который сам выбрал название для этого «профсоюза», а также назначил его функционеров и организаторов. «Солидарность» не является «профсоюзным» движением, хотя рабочие судоверфей Гданьска использовались для придания ему видимости такового. Это, скорее, ПОЛИТИЧЕСКАЯ организация высокого уровня, созданная для осуществления определенных мероприятий по подготовке к пришествию Единого Мирового

Правительства.
Большинство лидеров «Солидарности» были потомками евреев-большевиков из Одессы и не проявляли себя как противники коммунизма. Этот факт позволяет понять, почему американские средства массовой информации постоянно уделяли столько внимания этому движению. Профессор Сакс продвинул весь процесс на шаг вперед, обеспечив Польше, только что освободившейся из-под диктата СССР, новое экономическое порабощение. Теперь Польша станет экономическим рабом Соединенных Штатов – произошла лишь смена хозяина.
Бжезинский является автором книги, которую следует прочесть каждому американцу, озабоченному будущим своей страны. Она называется «Технотронная эра» и была написана по заказу «Римского клуба». Книга представляет собой открытое изложение способов и методов, которые будут использованы для управления Соединенными Штатами. В ней также упоминается о клонировании и «роботоидах», т. е. существах, которые действуют как люди и внешне похожи на людей, но людьми не являются. Бжезинский от имени Комитета 300 заявил, что Соединенные Штаты вступают «в эру, не похожую ни на одну из предшествующих; мы движемся к технотронной эре, которая может легко перейти в диктатуру». Я опубликовал полный отчет о «Технотронной эре» в 1981 году и не раз упоминал об этой книге в моих информационных бюллетенях.

Бжезинский далее говорит, что наше общество «переживает информационную революцию, основанную на развлечениях и массовых зрелищах (бесконечные телепередачи о спортивных состязаниях), которые представляют собой еще один вид наркотиков для масс, становящихся все более бесполезными». Был ли Бжезинский очередным провидцем и пророком? Мог ли он предвидеть будущее? Конечно же НЕТ; то, что он написал в своей книге есть лишь копия плана Комитета 300, переданного «Римскому клубу» для исполнения. Не правда ли, что к 1991 году мы уже имели бесполезную массу населения? Можно сказать, что 30 миллионов безработных и 4 миллиона бездомных людей являются «бесполезной массой» или, по крайней мере, представляют собой ядро таковой.

В дополнение к религии, «опиуму народа», который по признанию Ленина и Маркса был необходим, сейчас имеются новые «опиаты» в виде массовых спортивных зрелищ, распущенных сексуальных влечений и рок-музыки. Выросло целое поколение наркоманов. Пропаганда разнузданного секса и эпидемия наркомании преследуют цель отвлечь людей от происходящего вокруг. В «Технотронной эре» Бжезинский говорит о людских «массах» как о неодушевленных предметах – возможно таковыми мы и представляемся Комитету 300. Бжезинский постоянно говорит о необходимости осуществлять контроль над нами, «массами».
В одном месте он проговаривается:
«В то же время возрастут возможности социального и политического контроля над личностью. Скоро станет возможно осуществлять почти непрерывный контроль за каждым гражданином и вести постоянно обновляемые компьютерные файлы-досье, содержащие помимо обычной информации самые конфиденциальные подробности о состоянии здоровья и поведении каждого человека».
«Соответствующие государственные органы будут иметь мгновенный доступ к этим файлам. Власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию. Существующие органы власти будут заменены учреждениями по управлению предкризисными ситуациями, задачей которых будет упреждающее выявление возможных социальных кризисов и разработка программ управления этими кризисами». (Здесь содержится описание структуры агентства FEMA, которое появилось намного позже.)

«Это породит тенденции на несколько последующих десятилетий, которые приведут к ТЕХНОТРОННОЙ ЭРЕ – ДИКТАТУРЕ, при которой почти полностью будут упразднены существующие ныне политические процедуры. Наконец, если заглянуть вперед до конца века, то возможность БИОХИМИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ ЗА СОЗНАНИЕМ И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ МАНИПУЛЯЦИИ С ЛЮДЬМИ, ВКЛЮЧАЯ СОЗДАНИЕ СУЩЕСТВ, КОТОРЫЕ БУДУТ НЕ ТОЛЬКО ДЕЙСТВОВАТЬ, НО И РАССУЖДАТЬ КАК ЛЮДИ, МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ РЯД СЕРЬЕЗНЫХ ВОПРОСОВ».
Бжезинский писал все это не как частное лицо, но как советник президента Картера по национальное безопасности, ведущий член «Римского клуба», член Комитета 300, «Совета по международным отношениям», а также член старинной польской «Черной Аристократии». В его книге объясняется, каким образом Америка должна отказаться от своей индустриальной базы и вступить в то, что он назвал «совершенно новой исторической эрой».
«То, что делает Америку уникальной – это ее стремление испытать на себе будущее, будь это поп-арт или ЛСД. Сегодня Америка – это творческое общество, в то время как остальные сознательно или бессознательно являются подражателями». Ему следовало бы сказать, что по сути Америка – это испытательный полигон для политики и методов Комитета 300, которые прямо ведут к упразднению существующего порядка и установлению Единого Мирового Правительства – Нового Мирового Порядка.
В одной из глав «Технотронной эры» объясняется, как развитие новых технологий повлечет за собой интенсивную конфронтацию, а также нагнетание социальной и международной напряженности. Как ни странно, но мы уже испытываем сильное напряжение от постоянного наблюдения. Один из центров такого наблюдения – база Лурдес на Кубе. Еще один такой центр – это штаб-квартира НАТО в Брюсселе, Бельгия, где установлен гигантский компьютер под кодовым номером «666», который может хранить все типы данных, упомянутые в книге Бжезинского, а также обладает возможностями расширения базы данных еще на несколько миллиардов человек в случае необходимости. Но с учетом политики геноцида, предусмотренной «Глобал 2000», необходимость использования этих ресурсов скорее всего не возникнет.

 
Использовать такую базу данных в США будет очень просто – достаточно лишь ввести в компьютер «666» номер водительского удостоверения или социального страхования, и наблюдение, о котором говорят Бжезинский и его коллеги из Комитета 300, будет обеспечено. Комитет еще в 1981 году предупредил все правительства, включая правительство СССР, о том, что «наступит хаос, если Комитет 300 не возьмет на себя полный контроль за подготовкой к установлению Нового Мирового Порядка. КОНТРОЛЬ БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬСЯ ЧЕРЕЗ НАШ КОМИТЕТ, А ТАКЖЕ ПОСРЕДСТВОМ ГЛОБАЛЬНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ КРИЗИСАМИ». Я сообщил об этих фактах через несколько месяцев после того, как я получил о них информацию в 1981 году. Еще один факт, о котором я тогда сообщил, состоял в том, что РОССИЯ БЫЛА ПРИГЛАШЕНА ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ПРИГОТОВЛЕНИЯХ К УСТАНОВЛЕНИЮ ЕДИНОГО МИРОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА.
Когда я писал обо всех этих вещах в 1981 году, глобальные планы заговорщиков уже находились на продвинутой стадии готовности. Оглянувшись на прошедшие 10 лет, можно легко видеть, как быстро осуществляются эти планы. Если эта информация вызывала тревогу в 1981 году, то еще большую тревогу она вызывает сегодня, когда мы приближаемся к завершающим этапам разрушения тех Соединенных Штатов, в которых мы живем сейчас. Если принять во внимание неограниченные возможности финансирования, наличие нескольких сотен мозговых трестов и 5000 социальных инженеров, создание информационных банков данных и установление контроля за большинством правительств мира, то перед нами вырисовывается проблема невиданных масштабов, с которой в настоящее время не может справиться ни одна отдельно взятая страна.

Как я часто утверждал, нас всех заставили поверить, что корни этой проблемы находятся в Москве. В результате усиленной промывки мозгов мы действительно уверовали в то, что коммунизм для Америки представляет наибольшую опасность. В реальности дела обстоят совершенно по другому. Наибольшая угроза исходит от массы предателей в наших собственных рядах. Наша конституция призывает нас выявлять врагов в нашем собственном доме. Наши Враги – это слуги Комитета 300, занимающие высокие посты в структуре наших органов управления. Именно в СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ мы ДОЛЖНЫ противостать тьме, грозящей поглотить нас; именно здесь мы должны выявить и поразить этих внутренних заговорщиков.
«Римский клуб» также принимал прямое участие в развязывании 25-летней войны в Сальвадоре, которая была неотъемлемой частью более обширного плана, составленного Эллиотом Абрамсом из госдепартамента США. Финансировал «последнее наступление» сальвадорских повстанцев, которое, к счастью, не увенчалось успехом, член Комитета 300 Вилли Брандт, лидер Социалистического интернационала и бывший канцлер Западной Германии. Сальвадор использовался Комитетом для превращения Центральной Америки в зону новой Тридцатилетней войны. Выполнение этой задачи под безобидным названием «План Анды» было поручена Киссинджеру.
Государственные границы не являются преградой операциям заговорщиков. Например, спланированная Вилли Брандтом акция «последнее наступление» стала возможной в результате его визита к Фелипе Гонсалесу, который в то время готовился к отведенной ему «Римским клубом» роли премьер-министра Испании. Кроме меня и нескольких моих коллег никто ничего не знал о Гонсалесе, пока он не появился на Кубе. Гонсалес использовался «Римским клубом» в Сальвадоре в качестве офицера по специальным поручениям и стал первым социалистом, пришедшим к политической власти в Испании после смерти генерала Франко.
В декабре 1980 года Гонсалес прибыл в Вашингтон для участия в антирейгановской встрече социалистов, организованной «Римским клубом». На встрече Гонсалеса с Кастро присутствовал левый повстанец Гильермо Унго, действующий под патронажем «Института политических исследований» (ИПИ) (Institute for Policy Studies (IPS)), одного из самых одиозных мозговых трестов левой ориентации, действующего под эгидой Комитета 300 и расположенного в Вашингтоне. Непосредственное руководство действиями Унго осуществлял сотрудник ИПИ, который погиб в таинственной авиакатастрофе по пути из Вашингтона в Гавану на встречу с Кастро.
Большинство из нас прекрасно знает, что все политические направления, как левые, так и правые, контролируются одними и теми же людьми, что объясняет тот факт, что Унго был давним другом покойного Наполеона Дуарте, лидера правых в Сальвадоре. «Последнее наступление» сальвадорских повстанцев произошло именно после этой встречи на Кубе.
Поляризация Южной Америки и Соединенных Штатов была специальным заданием, которое Комитет 300 поручил Киссинджеру. Мальвинская война (известная также как Фолклендская война) и последующее свержение аргентинского правительства, за которым последовали экономический хаос и политические беспорядки, были спланированы помощниками Киссинджера, действовавшими совместно с лордом Каррингтоном, одним из ключевых членов Комитета 300.

Один из главных центров Комитета 300 в США, «Аспенский институт» в Колорадо, также помогал планировать события в Аргентине, равно как и события, приведшие к падению шаха в Иране. Латинская Америка представляет важность для США не только потому, что мы заключили множество военных договоров с латиноамериканскими странами, но также потому, что она является потенциальным огромным рынком сбыта американских технологий и тяжелого промышленного оборудования, который мог бы придать новый импульс многим нашим слабеющим компаниям и создать тысячи новых рабочих мест. Это необходимо было предотвратить любой ценой, даже если бы это повлекло за собой тридцатилетнюю войну.

Вместо того, чтобы рассматривать этот гигантский потенциал в позитивном свете, Комитет 300 воспринял его как опасную угрозу планам нулевого постиндустриального роста в США и немедленно предпринял меры к тому, чтобы сделать из Аргентины показательный пример для других латиноамериканских стран и заставить их отказаться от идей развития национального самосознания, независимости и суверенной целостности. Это является причиной того, что многие латиноамериканские страны обратились к производству наркотиков как единственному способу добывать средства к существованию, что вполне могло являться главной целью заговорщиков.
Американцы в целом пренебрежительно относятся к Мексике, и Комитет стремится к тому, чтобы у населения США было именно такое отношение к этой стране. Нам необходимо изменить наше представление о Мексике и Южной Америке в целом. Мексика представляет собой потенциальный громадный рынок для всех американских товаров, который мог бы создать тысячи рабочих мест как для американцев, так и для мексиканцев. Перевод наших промышленных мощностей «к югу от границы» и выплата местным рабочим рабской зарплаты не в интересах ни той, ни другой страны. Это лишь в интересах «олимпийцев».

Мексика получала большую часть своих ядерных технологий из Аргентины, но Мальвинская война положила этому конец. «Римский клуб» еще в 1986 году постановил, что экспорт ядерных технологий в развивающиеся страны будет прекращен. Обладая атомными электростанциями, вырабатывающими дешевую электроэнергию, Мексика стала бы «латиноамериканской Германией». Такое развитие событий стало бы катастрофой для заговорщиков, которые к 1991 году прекратили всякий экспорт ядерных технологий, за исключением тех, которые предназначаются Израилю.
Комитет 300 планирует, чтобы Мексика оставалась страной с феодальным земледелием, что позволит легко контролировать и расхищать мексиканскую нефть. Стабильная и процветающая Мексика может быть только выгодна Соединенным Штатам. Но именно этому заговорщики и пытаются противодействовать, поэтому они десятилетиями инспирируют разного рода инсинуации, распространяют клевету и ведут прямую экономическую войну против Мексики. До прихода к власти бывшего президента Лопеса Потильо и национализации им банков Мексика ежедневно теряла 200 миллионов долларов в результате утечки капиталов, которую организовали и которой управляли представители Комитета 300 в банках и брокерских домах на Уолл-стрит.

Если бы в США страной правили не политиканы, а государственники, мы могли бы действовать совместно и преградить путь планам Единого Мирового Правительства – Нового Мирового Порядка по возвращению Мексики в состояние беспомощности. Если бы мы смогли разрушить планы «Римского клуба» в отношении Мексики, это было бы шоком для Комитета 300, от которого он оправился бы не скоро. Наследники иллюминатов представляют серьезную опасность не только для Мексики, но и для США. Найдя общие позиции с мексиканскими патриотическими движениями, мы в США представляли бы мощную силу, с которой невозможно не считаться. Но для этого необходимы сильные лидеры, а именно лидерства нам сейчас и не хватает.
Комитет 300 при помощи подконтрольных ему организаций сумел свести на нет результаты президентства Рейгана. Вот что об этом сказал Стюарт Батлер из «Фонда наследия» (The Heritage Foundation): «Правые думали, что в 1980 году они победили, но в действительности они проиграли». Батлер говорил о ситуации, в которой оказались правые, когда они поняли, что все важные посты в администрации Рейгана были заняты людьми, назначенными «Фабианским обществом» по рекомендации «Фонда наследия». Батлер далее сказал, что «Фонд наследия» будет использовать идеи правых для навязывания Соединенным Штатам левых радикальных принципов, тех самых радикальных идей, которые сэр Питер Виккерс-Холл, главный фабианист США и человек номер один в «Фонде наследия», в открытую обсуждал в течение года перед президентскими выборами.
Сэр Питер Виккерс-Холл оставался активным фабианистом, несмотря на то, что он возглавлял консервативный «мозговой трест». Как член британской олигархической семьи Виккерсов, владеющей предприятиями по производству вооружений, он обладал влиянием и властью. Семья Виккерсов поставляла оружие обеим воюющим сторонам во время Первой Мировой войны, а также Гитлеру во время его прихода к власти. Официальным прикрытием Питера Виккерс-Холла является «Институт городского и регионального развития» при Калифорнийском университете. В течение долгого времени он был доверенным лицом Энтони Веджевуда Бенна, лидера британских лейбористов и члена Комитета 300.
Виккерс и Бенн имеют тесные связи с «Тавистокским институтом человеческих отношений», главным учреждением в мире по промывке мозгов. Виккерс весьма эффективно использует свою тавистокскую подготовку при произнесении речей. Предлагаем рассмотреть следующий пример:

«Есть две Америки. Одна – это общество девятнадцатого века, основанное на тяжелой промышленности. Другая – это растущее постиндустриальное общество, построенное на обломках старой Америки. Именно кризис отношений между этими двумя мирами породит экономическую и социальную катастрофу следующего десятилетия. Эти два мира находятся в глубоком противостоянии, они не могут сосуществовать. В конце концов постиндустриальный мир должен будет стереть другой мир с лица земли». Напомню, что эта речь была произнесена в 1981 году, и сейчас видно по состоянию нашей экономики и промышленности, насколько точным было предсказание сэра Питера. Когда люди спрашивают меня, сколько будет длиться экономический спад 1991 года, я привожу им заявления сэра Питера и добавляю свое собственное мнение о том, что спад этот завершится не ранее 1995–1996 года, причем наша страна уже не будет той Америкой, которую мы знали в 1960-е и 1970-е годы. Та Америка уже умерла.
Я опубликовал речь сэра Питера в своем информационном бюллетене сразу после того, как он ее произнес. Речь эта была пророческой, но будущее Америки было легко предсказать по уже написанным планам Комитета 300 и его исполнительного органа – «Римского клуба». О чем же говорил сэр Питер в своей эвфемистической манере? В переводе на наш обычный язык это означает, что старый американский образ жизни, наша истинная и пользующаяся всеобщим доверием конституционная республиканская форма правления должна быть упразднена Новым Мировым Порядком. Америка, которую мы знали, должна либо уйти сама, либо должна быть уничтоженной.
Как я уже говорил, члены Комитета 300 часто действуют у всех на виду. Сэр Питер не является исключением. Чтобы всем было понятно, откуда он пришел, сэр Питер завершил свою речь следующим заявлением:
«Я очень счастлив тем, что работал с „Фондом наследия“ и другими подобными группами. Истинные фабианцы надеются, что с помощью „Новых правых“ им удастся протолкнуть некоторые свои радикальные идеи. Более 10 лет пропаганда постоянно внушала британскому обществу, что промышленность тянет его в пропасть. Все это верно, но конечным результатом этой пропаганды была деморализация населения». (Именно это и планировали специалисты «новой науки» из Тавистока.)

 
«Это будет происходить и в Соединенных Штатах по мере ухудшения экономической ситуации. Это (процесс деморализации) необходимо для того, чтобы заставить людей сделать тяжелый выбор. Если не будет планирования будущего или если избиратели будут препятствовать прогрессу, наступит такой общественный хаос, масштабы которого сейчас трудно представить. У городской Америки очень мрачные перспективы. Еще есть возможность что-то сделать с крупными городами, городское население сократится, и промышленная база придет в упадок. В результате это породит социальные конвульсии».
Был ли сэр Питер медиумом, великим магом или просто гадальщиком-шарлатаном, которому сопутствовала удача? Конечно же нет. Сэр Питер просто прочитал вслух план Комитета 300 и «Римского клуба», предусматривающий медленную смерть некогда мощной промышленности Соединенных Штатов. Оглянувшись на десять лет назад с тех пор, как сэр Питер сделал свои предсказания, может ли кто-нибудь усомниться в том, что планы Комитета 300 по разрушению промышленности США стали реальностью?
Не правда ли, что предсказания сэра Питера оказались на удивление точными? Это действительно так вплоть до последнего слова. Следует отметить, что сэр Питер Виккерс (тесть сэра Питера Виккерс-Холла) работал над докладом «Стэнфордского исследовательского института» «Изменение образа человека», из которого была взята большая часть ключевых рекомендаций в 3000 страниц, направленных администрации Рейгана. Более того, будучи высокопоставленным офицером британской разведки МИ-6, сэр Питер Виккерс мог предоставить «Фонду наследия» много секретной информации. Как член Комитета 300 и НАТО сэр Питер Виккерс имел отношение к тому, что НАТО поручило «Римскому клубу» разработать социальную программу, которая должна была коренным образом изменить направление развития Америки. «Римский клуб» по указанию Тавистока поручил «Стэнфордскому исследовательскому институту» разработать такую программу не только для Америки, но и для всех стран атлантического блока, а также стран-членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).
Стюарт Батлер, протеже сэра Питера, передал президенту Рейгану «рекомендации» в 3000 страниц, которые несомненно содержали некоторые мнения, высказанные Энтони Веджевудом Бенном, депутатом британского парламента и членом Комитета 300. Бенн заявил членам Социалистического Интернационала, собравшимся в Вашингтоне 8 декабря 1980 года: «Вы можете выиграть в условиях волкеровского кредитного коллапса, если вы будете способствовать Рейгану в ускорении кредитного коллапса».
Тот факт, что рекомендации Батлера были приняты и использованы администрацией Рейгана, подтверждается крахом ссудно-сберегательной и банковской отраслей, который усилился в условиях экономической политики Рейгана. Когда Бенн говорил «способствовать», он в действительности имел ввиду то, что Рейгану следовало промыть мозги. Следует отметить, что фон Хайек – являющийся одним из основателей «Фонда наследия» – поставил своего ученика Милтона Фридмана руководить осуществлением планов «Римского клуба» по деиндустриализации Америки, используя политику администрации Рейгана чтобы ускорить коллапс прежде всего сталелитейной отрасли, а также автомобильной и строительной отраслей промышленности.
Кроме того, задача по подрыву сталелитейной промышленности США была также поставлена перед членом Комитета 300 Этьеном д'Авиньоном (Etienne D'Avignon), который также являлся членом французской «Черной Аристократии». Вряд ли о д'Авиньоне слышал хотя бы один из тысяч металлургов и судостроителей, потерявших работу за последние десять лет. Я полностью опубликовал план д'Авиньона в апрельском номере Economic Review за 1981 год. На том судьбоносном собрании «Римского клуба» 10 декабря 1980 года в Вашингтоне присутствовал один таинственный человек из Ирана. Выяснилось, что это был Бани Садр, специальный посланник аятоллы Хомейни.
Мое особое внимание привлекла одна речь на конклаве 10 декабря 1980 года, главным образом потому, что произнес ее Франсуа Миттеран – человек, которого французский истэблишмент отверг и списал со счета. Но один мой источник в разведке ранее сообщил мне, что уже идет работа над тем, чтобы достать Миттерана из политического загашника, стряхнуть с него пыль и вернуть к власти – поэтому его слова представляли для меня большой интерес:
«Капиталистическое промышленное развитие несовместимо со свободой. Мы должны положить этому конец. Экономические системы XX и XXI веков будут использовать машины для подавления человека, прежде всего в области атомной энергии, где уже достигнуты существенные результаты».
Возвращение Миттерана в Елисейский дворец стало великим триумфом социализма. Оно доказало, что Комитет 300 стал достаточно влиятельным для того, чтобы сначала предсказывать события, а затем осуществлять их либо силой, либо иными средствами, которые могут потребоваться для достижения поставленных целей; что Комитет может сломить любое сопротивление, даже в таком случае, как ситуация с Миттераном, который был полностью отвергнут политической группой власти в Париже.
На декабрьской встрече 1980 года в Вашингтоне представителем еще одной группы «в статусе наблюдателя» был Джон Грэхэм, известный также как Ирвин Суалл, глава Комитета расследований Антидиффамационной Лиги (АДЛ) (Anti-Defamation League (ADL)). АДЛ напрямую контролируется британской разведкой и управляется всеми ее тремя отделениями, то есть MI-6 и JIO. Свой обширный набор грязных трюков Суалл почерпнул из сточных канав лондонского Ист-Энда. Суалл и по сей день состоит в штате сверхсекретного управления SIS – элитного спецподразделения, занимающегося операциями в духе Джеймса Бонда. Не следует недооценивать ни мощь АДЛ, ни ее длинные руки.
Суалл работает в тесном контакте с Холлом и другими фабианцами. Британская разведка взяла его на заметку как потенциального агента, когда он учился в Ruskir Labour колледже Оксфордского университета в Англии, том самом коммунистическом образовательном центре, который дал нам Милнера, Родса, Бёрджеса, МакЛина и Кима Филби. Оксфордский и Кембриджский университеты уже давно являются учебными заведениями для сынов и дочерей элиты, чьи родители принадлежат к «сливкам» британского высшего общества. В Оксфорде Суалл вступил в «Молодежную социалистическую лигу» и вскоре после этого был завербован британской разведкой.
Суалл был направлен в США, где он находился под покровительством одного из наиболее одиозных левацких идеологов страны Уолтера Липмана. Липман является основателем и руководителем «Лиги за индустриальную демократию», а также организации «Студенты за демократическое общество». Обе организации воинствующего левого толка, цель которых – создать конфронтацию между промышленными рабочими с одной стороны, и так называемым «капиталистическим классом» и управляющими с другой. Оба проекта Липмана являлись неотъемлемой частью структуры Комитета 300, которая распростерлась по всей Америке, при этом Липман являлся одним из самых важных членов Комитета.
Суалл имеет тесные связи с Министерством юстиции США и может заполучить от ФБР досье на любого, кто представляет для него интерес. Министерство юстиции распорядилось предоставлять Суаллу в любой момент все, что он пожелает. Основная деятельность Суалла нацелена на то, чтобы «держать в поле зрения любые группировки и личности правого толка». Для АДЛ открыты двери Госдепартамента, который предоставил к его услугам свое внушительное разведывательное управление.

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Кто ты? Откуда ты? Куда ты идешь?  Войти