Комитет 300 Джон Колеман №10 Таких талантливых торговцев невозможно найти на углах и в подземных переходах Нью-Йорка

огромная империя, этот грязный наркобизнесТаких талантливых торговцев невозможно найти на углах и в подземных переходах Нью-Йорка. Конечно, уличные толкачи являются неотъемлемой частью этого бизнеса, но только в качестве временных продавцов. Временных потому что их иногда ловит полиция, некоторых иногда убивают конкуренты. Но что от этого меняется? Замена на эту работу всегда найдется.
Это не предмет интереса «Администрации по делам малого бизнеса». ЭТО БОЛЬШОЙ БИЗНЕС, огромная империя, этот грязный наркобизнес. По необходимости, в каждой стране им управляют с самых верхних эшелонов власти. Фактически сегодня это самое большое отдельное предприятие в мире, превосходящее все другие. То, что оно защищено сверху донизу, подтверждает факт, что, как и международный терроризм, его невозможно искоренить. Любому разумному человеку становится ясно, что управляют этим предприятием личности из числа самых влиятельных особ в королевских кругах, среди олигархов и плутократов, даже если это и осуществляется через посредников.
Главные страны, выращивающие опиумный мак и листья коки – Бирма, Южный Китай, Афганистан, Иран, Пакистан, Таиланд, Ливан, Турция, Перу, Эквадор, Боливия. Колумбия не выращивает листья коки, рядом в Боливии находится главное предприятие по очистке кокаина и главный финансовый центр торговли кокаином, с которым, после того как генерал Норьега был похищен и посажен в тюрьму президентом Бушем, соперничает Панама в деле отмывания денег и финансирования кокаиновой торговли.Торговля героином финансируется гонконгскими банками, банками Лондона и некоторыми ближневосточными банками, такими как British Bank of the Middle East («Британский банк Ближнего Востока»). Ливан быстро превращается в «Швейцарию Ближнего Востока». Страны, вовлеченные в распространение и доставку героина – Гонконг, Турция, Болгария, Италия, Монако, Франция (Корсика и Марсель), Ливан, Пакистан. Соединенные Штаты – самый большой потребитель наркотиков, где на первом месте стоит кокаин, с которым соперничает героин. Страны Западной Европы и Юго-Восточной Азии – крупные потребители героина. Иран имеет огромное число наркоманов – более 2 миллионов в 1991 году.
Нет ни одного правительства, которое не было бы точно осведомлено обо всем, что происходит в торговле наркотиками, но отдельные члены правительств, занимающие важные посты, подкуплены Комитетом 300 через его всемирную сеть подконтрольных компаний. Если какой-нибудь член правительства является «неудобным», он или она устраняется, как Али Бхутто в Пакистане и Альдо Моро в Италии. Никто не может уйти из под влияния этого всемогущего Комитета, хотя Малайзии еще удается удержаться. Малайзия имеет самые строгие в мире законы в отношении наркотиков. Обладание даже малой дозой карается смертной казнью.
Подобно болгарской компании Kintex, большинство малых стран непосредственно участвуют в этих преступных предприятиях. Грузовики Kintex регулярно поставляют героин в Западную Европу на своих грузовиках, несущих знак Европейского экономического союза – TIR (Triangle Internationale Routier – «Треугольный международный маршрут»). Фургоны, имеющие этот знак и регистрационные номера ЕЭС, не должны останавливаться на пограничных таможенных постах. Фургонам TIR разрешается перевозить только скоропортящиеся товары. Предполагается, что они досматриваются в той стране, откуда они везут груз, и свидетельство об этом, как предполагается, находится у каждого водителя фургона.
Благодаря международным договорным обязательствам получилось так, что в фургоны Kintex можно загружать героин, сертифицировать его как «свежие фрукты и овощи», а затем развозить по всей Западной Европе, заезжая даже на совершенно секретные базы НАТО в северной Италии. Таким образом Болгария стала одним из главных транзитных каналов поставки героина.
Единственный способ прекратить поставки огромных количеств героина и кокаина на европейский рынок – это упразднить систему TIR. Но этого никогда не случится. Международные договорные обязательства, о которых я только что упоминал, были установлены Комитетом 300 с использованием своих поразительных сетей и механизмов управления, чтобы облегчить доступ всевозможных наркотиков в Западную Европу. Забудьте о скоропортящихся продуктах! Бывший резидент «Агентства по борьбе с наркотиками» в Италии сказал мне, «TIR – ЭТО НАРКОТИКИ».
Вспомните об этом, когда вы в следующий раз прочтете в газетах о том, что большое количество героина было найдено в чемодане с двойным дном в аэропорту Кеннеди и что какой-то неудачливый «мул» понес наказание за свою преступную деятельность. Это всего лишь «мелочь», пыль в глаза публики, чтобы заставить нас думать, что наше правительство действительно что-то предпринимает против угрозы наркотиков. Возьмите, например, «Французский след» – программу Никсона, начатую без ведома и согласия Комитета 300.
Общее количество опиума/героина, изъятое благодаря этим громадным усилиям, меньше четверти того, что везет один фургон TIR. Комитет 300 позаботился, чтобы Никсон заплатил большую цену за конфискацию относительно малого количества героина. Дело было не в количестве героина, а в том, что человек, которому они помогли занять Белый Дом, стал думать, что он может действовать без их помощи и поддержки, и даже игнорировать прямые приказы сверху.
Механизм героиновой торговли выглядит так: дикие горные племена в Таиланде и Бирме выращивают опиумный мак. При сборе урожая семенные коробочки надрезаются бритвой или острым ножом. Ароматное смолистое вещество вытекает через надрез и начинает густеть. Это сырой опиум. Собранный сырой опиум представляет собой липкие округлые комки. Представители диких племен получают оплату в виде золотых слитков в 1 кг., известных как 4/10, которые изготавливаются швейцарским банком Credit Suisse. Такие небольшие слитки изготавливаются с ЕДИНСТВЕННОЙ целью – служить средством оплаты диким племенам за опиум. Стандартные золотые слитки продаются на рынке Гонконга крупными покупателями сырого опиума или частично переработанного героина. Такие же методы применяются для оплаты горным племенам Индии – балучи, которые занимались этим делом со времен Моголов. «Сезон наркотиков», как его называют, совпадает с резкой активизацией торговли золотом на рынке Гонконга.
Мексика начала производить относительно небольшие количества героина, называемого «мексиканский коричневый», который пользуется большим спросом у голливудской тусовки. Здесь торговля героином также ведется высшими государственными чиновниками, которых поддерживают военные. Некоторые производители «мексиканского коричневого» зарабатывают миллион долларов в месяц, снабжая своих клиентов в США. Бывают случаи, когда несколько мексиканских федеральных полицейских пытаются предпринять меры против производителей героина, их «нейтрализуют» военные подразделения, которые появляются как будто из-под земли.
Подобный инцидент случился в ноябре 1991 года на аэродроме в мексиканском опиумном регионе. Федеральные агенты по борьбе с наркотиками окружили аэродром и собирались арестовать людей, которые грузили героин в самолеты, когда появилось военное подразделение. Солдаты окружили федеральных полицейских агентов по борьбе с наркотиками и методично расстреляли их всех до одного. Эта акция оказалась серьезной угрозой мексиканскому президенту Голтарину, от которого настоятельно требуют проведения полного расследования убийства. Голтарин попал в безвыходное положение; с одной стороны он не может игнорировать требования о расследовании, а с другой не может позволить себе обвинить военных. Это первый подобный сбой в прочной цепи управления Мексикой, которая тянется к Комитету 300.
Опиум-сырец из «золотого треугольника» переправляется сицилийской мафии и конечным переработчикам во Франции, которые завершают очистку героина в лабораториях, усеявших морское побережье от Марселя до Монте-Карло. В настоящее время Ливан и Турция наращивают производство очищенного героина, и за последние четыре года в этих двух странах появилось большое число героиновых лабораторий. Пакистан тоже имеет ряд лабораторий, но по качеству они находятся в более низкой категории, чем, например, французские.
Маршрут перевозки сырого опиума из региона «золотого полумесяца» проходит через Иран, Турцию и Ливан. Когда шах Ирана держал страну под контролем, он запретил продолжать торговлю героином, и ее вынуждены были прекратить до тех пор, пока вопрос не был «урегулирован» Комитетом 300. Опиум-сырец из Турции и Ливана доставляется на Корсику, откуда он перевозится на судах в Монте-Карло с молчаливого согласия семьи Гримальди. Пакистанские лаборатории, под вывеской «военных оборонных лабораторий», доводят героин до гораздо более высокой степени очистки, чем два года тому назад, но самая высокая степень очистки пока достигается в лабораториях на французском побережье Средиземного моря и в Турции. Здесь банки также играют решающую роль в финансировании этих операций.
Давайте остановимся здесь на минуту. Можно ли поверить, что при наличии современных значительно усовершенствованных средств наблюдения и надзора, включая спутниковую разведку, которыми обладают правоохранительные органы в этих странах, эта мерзкая торговля не может быть раскрыта и остановлена? Почему правоохранительные и силовые ведомства не могут вмешаться и уничтожить эти лаборатории, как только они будут обнаружены? Если дело обстоит именно так, и мы все еще не в состоянии прекратить торговлю героином, то наши анти-наркотические службы следует назвать «гериатрическими», а не агентствами по борьбе с наркотиками.
Даже ребенок мог бы сказать нашим так называемым «борцам с наркотиками», что нужно делать. Необходимо просто установить наблюдение за всеми заводами, производящими уксусный ангидрид – САМЫЙ ВАЖНЫЙ химический компонент, необходимый в процессе производства героина из сырого опиума. ЗАТЕМ ИДИТЕ ПО СЛЕДУ! Все очень просто! Я вспомнил о Питере Селлерсе из сериала «Розовая пантера», когда я подумал об усилиях правоохранительных органов, направленных на обнаружение лабораторий очистки героина. Даже такой путаник, как вымышленный инспектор, не встретил бы особых затруднений, прослеживая маршрут доставки уксусного ангидрида к месту его конечного назначения.

 
Государственные органы могли бы принять законы, обязывающие производителей уксусного ангидрида вести точный учет, показывающий, кто покупает химикат и для каких целей он используется. Но не следует ограничивать себя только этим, помните: наркотики – это Большой Бизнес, и он ведется олигархическими семьями Европы и «восточного либерального истэблишмента» США. Наркобизнес – это не мафиозные операции, он ведется не только колумбийскими кокаиновыми картелями. Благородные семьи британских и американских высших слоев не собираются на каждом углу рекламировать свою роль в этом деле, они всегда имеют прослойку прикрывающих людей, которые выполняют грязную работу.
Вспомните: британская и американская «аристократия» никогда не пачкала свои руки китайской опиумной торговлей. Лорды и леди достаточно умны для этого, как и американская элита: Дилоны, Форбсы, Эпплетоны, Бейконы, Бойлестоуны, Перкинсы, Рассели, Каннингхэмы, Шоу, Кулиджи, Паркманы, Раннеуэллы, Кэботы, и Кодманы (the Delanos, Forbes, Appletons, Bacons, Boylestons, Perkins, Russells, Cunninghams, Shaws, Coolidges, Parkmans, Runnewells, Cabots and Codmans) – это далеко не полный список семей в Америке, которые стали чудовищно богаты благодаря китайской опиумной торговле.
Поскольку эта книга не о торговле наркотиками, я не могу дать всестороннее освещение этого вопроса. Но его важность для Комитета 300 следует подчеркнуть. Америка управляется не 60 семьями, а 300 семьями, Англия же управляется сотней семей и, как мы увидим, эти семьи взаимосвязаны браками, компаниями, банками, не говоря о связях по линиям Черной Аристократии, франкмасонства, Ордена св. Иоанна Иерусалимского и так далее. Эти люди через своих подставных лиц находят способы защитить перевозки огромных количеств героина из Гонконга, Турции, Ирана и Пакистана и обеспечить их поставку на рынки США и Западной Европы с минимальными издержками.
Иногда партии кокаина арестовываются и конфискуются. Это обычные спектакли. Чаще всего конфискованные партии принадлежат новым организациям, пытающимся силой войти в этот бизнес. Такая конкуренция нейтрализуется путем точного информирования властей о том, где ожидается прибытие груза и кто является его собственником. Большое дело остается неприкосновенным; героин слишком дорог. Стоит заметить, что оперативным работникам «Агентства по борьбе с наркотиками США» (АБН) запрещен въезд в Гонконг. Они не могут проверить грузовые декларации судов, пока те не покинут порт. Можно только удивляться, почему в условиях так сильно развитого «международного сотрудничества», средства массовой информации постоянно твердят о необходимости «разгромить наркоторговлю». Ясно, что торговые маршруты героина защищены «высокими властями».
В Южной Америке везде кроме Мексики господствует кокаин. Производство кокаина, в противоположность героину, очень простое, и огромные состояния сколачиваются теми, кто желает взять на себя риск за и от имени «высших бонз». Как и в торговле героином, посторонних здесь не приветствуют, и они часто превращаются в жертвы несчастных случаев или семейных «разборок». В Колумбии наркомафия представляет собой тесно связанную семью. Но нападение боевиков МI9 на здание Министерства юстиции в Боготе (МI9 – частная армия кокаиновых баронов) и убийство Родриго Лара Бонилла, известного прокурора и судьи, вызвало настолько широкий негативный резонанс, что «высшие власти» вынуждены были изменить структуру операций в Колумбии.
В результате братья Очоа из Медельинского картеля добровольно сдались властям, получив заверения в том, что их состояния останутся неприкосновенными, что лично им не будет нанесено никакого вреда, и что их не выдадут США. Была заключена сделка о том, что если они репатриируют основную массу своих наркодолларов в колумбийские банки, против них не будет предпринято никаких карательных действий. Братья Хорхе и Фабио Очоа и их главарь Пабло Эскобар должны были содержаться в частных тюрьмах, которые больше напоминают гостиницы высшего класса, а затем приговорены к срокам не более двух лет с отсидкой в тех же самых тюрьмах класса люкс. Сделка эта продолжается и поныне. Кроме того, братьям Очоа было гарантированно право продолжать управлять своим «бизнесом» из их тюрем-отелей.
Но это не означало, что кокаиновой торговле настал конец. Наоборот, она просто перешла в руки дублирующего картеля Кали, суть «бизнеса» при этом не изменилась. По какой-то странной причине «Агентство по борьбе с наркотиками», по крайней мере до недавнего времени, просто игнорировало картель Кали, который по размерам равен Медельинскому картелю. Картель Кали отличается от Медельинского тем, что он управляется БИЗНЕСМЕНАМИ, которые избегают любых видов насилия и никогда не нарушают соглашений.
Еще более важно то, что Кали не ведет дел во Флориде. Один мой источник сообщил мне, что картель Кали управляется практичными бизнесменами, не похожими на других авторитетов кокаинового бизнеса. Он считает, что они «назначены специально», но не знает, кем. «Они никогда не привлекают к себе внимания», сказал он. «Они не разъезжают в импортных красных „феррари“, как Хорхе Очоа, сразу привлекая к себе внимание, потому что в Колумбию запрещено импортировать такие автомобили».
Рынки картеля Кали – Лос-Анджелес, Нью-Йорк и Хьюстон, которые параллельно являются рынками героина. Кали не показывает никаких признаков вторжения во Флориду. Бывший оперативник АБН, мой коллега, сказал недавно: «Эти ребята из Кали очень толковые. Они другой породы, чем братья Очоа. Они действуют как профессиональные бизнесмены. Они сейчас крупнее, чем Медельинский картель, и мы увидим, что в США будет поступать больше кокаина, чем когда-либо прежде. Похищение Мануэля Норьеги облегчило прохождение потока кокаина и денег через Панаму с ее многочисленными банками. Вот весь итог операции „Правое дело“ Джорджа Буша. Суть ее в том, что она облегчила жизнь Николасу Ардиго Барлетта, которого раньше контролировали Очоа и который сейчас занимается обеспечением операций картеля Кали».
Основываясь на моем опыте с торговлей героином, я полагаю, что Комитет 300 вмешался и взял на себя полный контроль за кокаиновой торговлей в Южной Америке. Другого объяснения роста влияния картеля Кали и похищения генерала Норьеги просто нет. Получал ли Буш приказы в отношении Норьеги из Лондона? Существуют все признаки того, что его буквально ЗАСТАВИЛИ вторгнуться в Панаму и похитить Норьегу, который стал серьезным препятствием «торговле» в Панаме, особенно в банковском деле.
Несколько бывших агентов разведки высказали мне свои мнения, которые совпали с моим. Как и в войне в Персидском заливе, которая последовала за операцией в Панаме, только после нескольких настойчивых телефонных звонков посла Британии в Вашингтоне Буш наконец набрался смелости для осуществления совершенно незаконной операции против генерала Норьеги. Тот факт, что Буш был поддержан британской прессой и газетой «Нью-Йорк таймс», руководимой британской разведкой, говорит сам за себя.
Норьега был когда-то любимцем вашингтонгского истэблишмента. Он водил дружбу с Уильямом Кейси и Оливером Нортом и даже встречался с президентом Джорджем Бушем по меньшей мере два раза. Норьегу часто видели в Пентагоне, где с ним обходились, как с каким-нибудь арабским властителем, а в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, Вирджиния перед ним всегда расстилали красный ковер. Есть документальные свидетельства того, что разведка армии США и ЦРУ выплатили ему 320 000 долларов.
Тучи на горизонте начали сгущаться примерно в то время, когда основная кокаиновая торговля переходила от братьев Очоа и Пабло Эскобара к картелю Кали. Совершенно неожиданно началась агитационная кампания против Норьеги, во главе которой стоял сенатор Джесси Хелмс, который в 1985 году продался Ариэлю Шарону и израильской партии «Хистрадут» (Histradut). Джесси Хелмс и его сторонники получили поддержку от Саймона Херша, агента британской разведки, работающего на «Нью-Йорк таймс», которая была рупором британской разведки в США с тех времен, когда босс МИ-6, сэр Уильям Стефенсон, занял здание компании RCA в Нью-Йорке.
Очень показательно, что именно Хелмсу было поручено вести кампанию против Норьеги. Хелмс – любимчик фракции Шарона в Вашингтоне, а Шарон был главным торговцем оружием в Центральной Америке и Колумбии. Более того, Хелмса уважают христианские фундаменталисты, которые веруют в принцип: «Израиль – моя страна, права она или нет». Таким образом в обществе было создано мощное настроение за то, чтобы «убрать Норьегу». Очевидно, что Норьега мог бы создать серьезные препятствия международным торговцам наркотиками и их банкирам от Комитета 300, поэтому его необходимо было убрать, пока он не причинил серьезного вреда.
Британские хозяева заставили Буша провести незаконную военную операцию в Панаме, в результате которой было бессмысленно убито не менее 7 000 панамцев и уничтожено много имущества. Не было никаких доказательств того, что Норьега являлся «наркоторговцем», поэтому его похитили и привезли в США. Это один из самых вопиющих примеров международного разбоя в истории. Эта незаконная акция, возможно, наиболее точно соответствует философии Буша: «Моральная сторона американской (читай: британской королевской семьи и Комитета 300) политики требует от нас следовать моральному курсу такого мира, где выбирается меньшее из зол. Это и есть реальный мир, не разделенный на черное и белое. Здесь очень мало моральных абсолютов».
Лучше было выбрать «меньшее из зол» и похитить Норьегу, чем позволить ему принять жесткие меры против панамских банков, работающих на Комитет 300. Случай с Норьегой – прототип будущих действий чудовищного Единого Мирового Правительства. Набравшийся смелости Буш выступил в открытую, безбоязненно, потому что мы, народ, облачились в духовную мантию, которая поощряет ЛОЖЬ и отвергает даже малейшую частицу ПРАВДЫ. Вот тот мир, который мы приняли, с которым согласились. Если бы это было не так, по стране из-за вторжения в Панаму пронеслась бы буря гнева, которая не прекращалась бы, пока Буш не был бы сброшен со своего поста. Уотергейтские преступления Никсона кажутся детскими шалостями по сравнению со многими нарушениями законности, достойными импичмента, совершенными Президентом Бушем, когда он приказал начать вторжение в Панаму, чтобы похитить генерала Норьегу.
Дело правительства против Норьеги основано на ложных свидетельствах группы лиц, в большинстве своем уже осужденных и дающих ложные показания для облегчения собственных приговоров. Гилберт и Салливан были бы в восторге от этих действий, будь они сейчас в живых. «Они поставили их во главе АБН» звучало бы гораздо более уместно, чем «они поставили их во главе королевского флота» (цитата из «Корабль королевского флота „Пинафор“»). То, что выделывают эти жулики-артисты, выглядит как абсолютный гротеск, как представление плохо дрессированных тюленей для Министерства юстиции США, если можно позволить использовать это прекрасное чистое животное для такого грязного сравнения.
В этих свидетельствах ключевые даты абсолютно не совпадают между собой, ключевые подробности отсутствуют полностью, а также имеют место потери памяти в отношении ряда важных деталей. Все это демонстрирует очевидный факт, что правительство не имеет ничего против Норьеги, но это никого не смущает; «Королевский институт международных дел» говорит «его все равно следует осудить», и это все, что может ожидать бедного Норьегу. Один из главных свидетелей по делу является некий Флойд Карлтон Касерес (Floyd Carlton Caceres), бывший пилот братьев Очоа. После его ареста в 1986 году, Карлтон пытался облегчить свое положение за счет Норьеги.
Он рассказал следователям из АНН, что братья Очоа заплатили Норьеге 600 000 долларов за разрешение на посадку и заправку в Панаме трех самолетов с грузом кокаина. Но в суде в Майами очень быстро стало очевидным, что все «ключевые свидетельства» оказались в лучшем случае неудавшейся шуткой. Перекрестный допрос выявил истину: никто не собирался платить за разрешение полетов, братья Очоа даже не обращались к Норьеге. Более того, в декабре 1983 года Норьега запретил все рейсы из Медельина в Панаму. Карлтон был не единственным дискредитированным свидетелем.
Еще более гнусным лжецом, чем Карлтон, является Карлос Ледер, который был одной из ключевых фигур Медельинского картеля, пока его не арестовали в Испании и не выдали США. Кто предоставил АБН важную информацию о том, что Ледер находился в Мадриде? «Агентству по борьбе с наркотиками» с большой неохотой пришлось согласиться с тем, что успехом этой важной операции оно обязано Норьеге. Однако сейчас Министерство юстиции США использует Ледера в качестве свидетеля против Норьеги. Уже один этот свидетель демонстрирует всю злонамеренность дела правительства США против Мануэля Норьеги.

 
В обмен за оказанные услуги Ледеру был смягчен приговор и предоставлены лучшие условия содержания – комната с хорошим видом из окна и телевизором, а его семье было предоставлено право постоянного жительства в США. Бывший прокурор США Роберт Меркел, который был обвинителем Ледера в 1988 году, заявил газете «Вашингтон пост»: «Я не думаю, что правительству следует заключать сделки с Карлосом Ледером… Этот парень – отпетый лжец».
Министерство юстиции – название которого совершенно не соответствует тому, за что оно реально выступает – использовало против Норьеги полный набор своих грязных трюков: незаконное прослушивание его телефонных переговоров со своим адвокатом; назначение государственного адвоката, который делал вид, что защищает интересы Норьеги, а в самый разгар дела просто прекратил его защищать; замораживание банковских счетов Норьеги, чтобы не дать ему возможности нанять квалифицированных адвокатов; похищение, незаконная военная операция и т. д. Только в одном этом случае правительство нарушило больше законов, чем Норьега за всю свою жизнь, если он вообще когда-либо нарушал закон.
Именно Министерство юстиции США, а не Норьегу, нужно было уже десять раз отдать под суд. Его дело показало, что вместо «юстиции» в этой стране в открытую действует преступная и порочная система. На суд должна быть вынесена сама ведущаяся в США «война с наркотиками», а также так называемая политика администрации Буша в отношении наркотиков. Процесс Норьеги, хотя он и кончился грубым и вопиющим насилием над справедливостью, тем не менее дает некоторую компенсацию тем, кто не слеп, не глух и не нем. Он доказал от начала и до конца, что Британия командует нашим правительством, и открыл полное банкротство идеологии администрации Буша, которая приняла на вооружение девиз: «В любом случае цель всегда оправдывает средства. Существует очень мало моральных абсолютов». Для Буша, как и для большинства политиков, действовать исходя из АБСОЛЮТНОЙ МОРАЛИ было бы САМОУБИЙСТВОМ. Только в такой атмосфере мы могли позволить президенту Бушу нарушить по крайней мере шесть законов США и ДЕСЯТКИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ при развязывании войны с Ираком.
Сейчас мы являемся свидетелями того, как в Колумбии и в Вашингтоне происходит коренная перестройка механизма управления кокаиновой торговлей: без насилия и без стрельбы. Пусть джентльмены в деловых костюмах из картеля Кали ведут свой бизнес по-джентльменски. Короче говоря, Комитет 300 напрямую приступил к управлению кокаиновой торговлей, которая с этого момента пойдет так же гладко, как и героиновая торговля. Новому правительству Колумбии предписывают изменить тактику и направление действий. Оно должно подчиняться правилам игры Комитета.
Следует упомянуть об участии США в опиумной торговле с Китаем, которая началась на юге Соединенных Штатов еще до Гражданской войны. Какая может быть связь между опиумной торговлей и громадными плантациями хлопка на Юге? Чтобы установить это, мы должны отправиться в Бенгалию, в Индию, где производился самый высококачественный (если только можно называть «высококачественным» такое мерзкое вещество) опиум, на который всегда был большой спрос. Хлопок был самым важным товаром в Англии после опиума, которым торговала БОИК.
Большая часть хлопка с южных плантаций перерабатывалась на рабских фабриках Северной Англии, где женщины и дети зарабатывали скудное пропитание за 16 часовой рабочий день. Текстильные фабрики принадлежали богатым людям из лондонского высшего общества – Пальмерстонам, Бэрингсам, Кесуикам и главным образом Джардину Матесону, владевшему судоходной компанией «Голубая звезда», корабли которой перевозили в Индию отделанные хлопковые ткани. Они могли не заботиться о чудовищно плохих условиях, в которых жили подданные ее величества. В конечном счете именно за счет этого они и существовали, а их мужья и сыновья плодотворно трудились на полях сражений, чтобы сохранять необъятную империю ее величества, как делали они это на протяжении веков, а затем – в кровавой Бурской войне. Это была Британская традиция, не так ли?
Экспортируемый в Индию готовый хлопковый текстиль разорял традиционных индийских производителей изделий из хлопка. Ужасную нужду терпели тысячи индийцев, выброшенных с работы в результате того, что рынки захватили более дешевые британские товары. Индия стала крайне зависеть от Британии, ибо ей нужна была валюта, чтобы заплатить за свои железные дороги и готовый английский хлопковый текстиль. Существовало единственное решение индийских экономических проблем. Производить больше опиума и продавать его за бесценок «Британской ост-индской компании». Это был фундамент, на котором росла и расцветала британская торговля. Без опиумной торговли Британия была бы банкротом.
Знали ли южные плантаторы гнусный секрет обмена опиума за хлопок? Маловероятно, чтобы некоторые из них не знали, что происходило. Возьмите, например, семью Сазерленд (Sutherland), владельцев обширнейших хлопковых плантаций на Юге. Сазерленды были в тесных родственных связях с семьей Матесон – Джардин Матесон – которые в свою очередь были деловыми партнерами банка Baring Brothers («Братья Бэринг»), основавшего знаменитую Penisular and Orient Navigation Line (PO) – крупнейшую среди множества британских торговых судоходных компаний.
Братья Бэринг были крупными инвесторами в южные плантации, а также в судоходные компании США, корабли которых бороздили моря между китайскими портами и всеми самыми важными портами побережья США. Сегодня банк Baring Brothers управляет рядом крупных финансовых компаний и банков США. Все представители этих семейств были и остаются членами Комитета 300.
Большинство семей, составляющих так называемый «Восточный либеральный истэблишмент», куда входят богатейшие династии США, сколотили свои состояния либо на торговле хлопком, либо на торговле опиумом, а в некоторых случаях и на том, и на другом. Леманы (Lehmans) представляют собой выдающийся пример. Когда речь заходит о состояниях, накопленных исключительно на торговле опиумом с Китаем, первые имена, которые приходят на ум, – Асторы и Делано (the Astors and the Delanos). Жена президента Франклина Д. Рузвельта была из семьи Делано.
Джон Джэкоб Астор сколотил огромное состояние на опиумной торговле с Китаем, после чего он стал вести респектабельный образ жизни, купив на свои грязные деньги большие участки земли на Манхэттене. Всю свою жизнь Астор играл большую роль в разработке планов Комитета 300. Фактически именно Комитет 300 определял, кто будет участвовать в сказочно прибыльной опиумной торговле с Китаем через свою монополию БОИК, а облагодетельствованные такой щедростью навсегда оставались преданными Комитету 300.
Вот почему, как мы обнаружим, большая часть недвижимости на Манхэттене принадлежит различным членам Комитета 300, как было еще с тех времен, когда ее начал скупать Астор. Используя право доступа к записям, закрытым для тех, кто не входит в британскую разведку, я обнаружил, что Астор долгое время был важным агентом британской разведки в США. Тот факт, что Астор финансировал Аарона Берра (Aaron Burr), убийцу Александра Гамильтона, доказывает это вне всякого сомнения. Сын Джона Д. Астора, Уолдорф Астор (Waldorf Astor), был удостоен чести стать членом «Королевского института международных дел» (КИМД), через который Комитет 300 управляет практически всеми аспектами нашей жизни в США. Считают, что семья Астор выбрала Оуена Латтимора (Owen Lattimore), чтобы продолжать свои связи с опиумной торговлей, которую он осуществлял через финансируемый Лаурой Спелман (Laura Spelman) «Институт тихоокеанских отношений» (Institute for Pacific Relations, IPR) (ИТО). Именно ИТО осуществлял контроль за вхождением Китая в торговлю опиумом в качестве равноправного партнера, а не просто как поставщика. Именно ИТО проложил дорогу для нападения японцев на Перл Харбор. Попытки превратить японцев в опиумных наркоманов потерпели полный провал.

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Кто ты? Откуда ты? Куда ты идешь?  Войти