Транквилизаторы, безобидны ли они?

Современный человек живет в мире интенсив­ных раздражителей. Его со всех сторон окружает яркий свет, непрерывный шум, неприродные за­пахи. На заре человечества, когда среди свежей листвы и утренней тишины, нарушаемой лишь пением птиц, формировался вид homo sapiens с его психической структурой, резкие раздражите­ли означали для него сигнал угрозы. Сегодня че­ловек вынужден привыкнуть к запаху бензина я выхлопных газов, шуму городской жизни, воплям и   грохоту из соседнего ларька CD и ежедневным подъемом в лифте на высоту двенадцатого этажа.

Тысячелетиями человек передвигался со ско­ростью, не превышающей скорость лошади. Со­временные скорости передвижения, дополняемые вибрациями и шумом, вызывают гидродинамичес­кие перегрузки мозга и других органов. Сотни плотно обступающих людей, тысячи лиц лишают человека необходимой природной дистанции меж­ду себе подобными. Кроткий египтянин, глядя­щий задумчиво с древней фрески, или простодуш­ный варвар, таскавший за собой трехпудовый меч, не вынесли бы и часа в современном автобусе или на крупной дискотеке.

Ответом на чрезмерные внешние воздействия становятся многообразные патологические реак­ции. Когда эксперимента ради животных поме­щают в клетки с большой плотностью, они все свое «свободное время» проводят в схватках, прекращают размножаться и алкогольные напитки предпочитают воде и раствору глюкозы.

Человек пытается избегать раздражителей, превышающих его видовые возможности. Отчуж­дение в современном мире, с точки зрения пси­хиатров, является защитной реакцией, наряду с привыканием. Но этих защитных реакций все рав­но недостаточно, именно поэтому препараты, сни­мающие стрессовое возбуждение, транквилизато­ры получили очень широкое распространение.

У человечества было так много поводов для приема транквилизаторов, что они, при общей Доступности, вышли за пределы медицинских учреждений и стали «бытовым» средством борь­бы со стрессом. Общая склонность населения «ле­читься» в сочетании с медицинской непросвещенностью способствовала массовому злоупотребле­нию успокоительными.

Однако уже в шестидеся­тые годы были открыты свойства элениума, напотона, диазепама, реланиума, седуксена и т. д. вызывать привыкание и абстинентный синдром. Давно признана физическая зависимость у живот­ных при хроническом назначении им транквили­заторов. Известно, что героинисты активно исполь­зуют эти препараты. В Австрии оксазепам являет­ся третьим после алкоголя и каннабиса средством, которым злоупотребляют жители страны.

В случаях с транквилизаторами ряды нарко­манов пополняются с двух разных сторон: с од­ной стороны, невинными жертвами терапии, при­нимающими медикаменты с целью лечения и за­тягивающими этот прием. С другой стороны, людьми, сразу ставшими на путь наркомании, «со знанием дела» принимающими успокоительные с целью опьянения. У первых зависимость фор­мируется более длительно и незаметно. Исклю­чение составляют алкоголики, снимающие транквилизаторами абстинентный синдром, у них при­выкание образуется очень быстро, особенно при повышении обычной дозы, первые наркоманические симптомы возникают через 1—1, 5 месяца с начала регулярного употребления.

Идущие разными путями встречаются в тот момент, когда, ощутив эйфорический эффект от таблеток, начинают употреблять их вновь и вновь. Невротики, принимавшие препараты для лечения или снятия возбуждения, начинают ощущать тре­вогу и беспокойство при отмене лекарства, не могут заснуть. Однако тем, кто заметил за собой подобные ощущения, не стоит пугаться, полагая, что они уже не смогут отказаться от таблеток.

Пока эта зависимость скорее ритуальная, психо­логическая, больной просто привык видеть в пре­парате своего постоянного помощника. Врачи помогают выйти из этого состояния. Истинная наркоманическая зависимость формируется при увеличении дозы и употреблении лекарства с но­вой целью, для достижения эйфории, когда вмес­то бывшего ранее успокоения транквилизатор дает ощущение прилива сил, потребность в деятель­ности, настроение повышается. Это состояние при­поднятости длится 2—3 часа, после этого сменя­ясь неудовольствием и раздражительностью. Пос­кольку принятое количество незначительно, ин­токсикации (тошноты, рвоты, потери координа­ции, головной боли при отрезвлении) обычно не бывает.

При истинной, сознательной наркомании прини­мается большее количество таблеток, эйфория ин­тенсивна и зависимость формируется гораздо быст­рее. Поэтому не стоит считать, что если бабушка, принимающая несколько лет успокоительные, не стала наркоманкой, то это дает возможность полу­чать безопасный «кайф». При употреблении круп­ных, наркотических доз патологическая зависи­мость формируется в считанные недели.

В состоянии транквилизаторной эйфории, по­мимо эмоционального подъема, возникают телес­ные ощущения: волны тепла, ощущение легкости и парения, оглушение, ослабление координа­ции. Повышение индивидуальной дозы вызывает тошноту и рвоту. При передозировке наступает Кома. По выходе из тяжелого опьянения на первых порах возникает вялость, чувство разбитости, бессонница, нежелание двигаться, дискоординация, головная боль, отвращение к еде.

Быстродействующие препараты формируют за­висимость быстрее, чем те, которые действуют медленно. Переход от эпизодического угощения к регулярному приему означает формирование зависимости. Ослабление действия обычной дозы — начало подъема толерантности. Уже спустя 1— 1,5 недели препарат не дает прежнего эффекта. У пожилых людей этот срок может растягиваться до 2—3 месяцев. При подобных признаках врач должен менять препарат, но не повышать дозу.

На первой стадии наркомании прием определен­ного препарата становится регулярным. Те, кто раньше принимал таблетки с лечебными целями, начинают пить их неоднократно в течение дня. Рост толерантности, привыкание организма, происходит за счет учащения дневных приемов и по­вышения дозы в каждый прием. У наркоманов начинается ежедневный прием также с увеличе­нием дозы.

Если раньше препарат принимался вечером, то теперь еще и днем, в небольших до­зах, чтобы продержаться до вечернего приема, когда можно принять много. По мере привыкания исчезают защитные реакции: тошнота, рвота, го­ловокружение, пот, икота. Это не радостные, а, наоборот, очень тревожные симптомы: если все более высокая доза не вызывает отторжение орга­низмом, повышается опасность передозировок и беспрепятственно растет толерантность.

Меняются ощущения при опьянении. Если раньше замедлялась и ухудшалась психическая деятельность, нарушалась координация, то теперь психическая и двигательная активность возрас­тает, хотя ее качество остается низким, ситуация воспринимается неадекватно, благодушность лег­ко сменяется гневом. При выходе из опьянения бывает потеря памяти. Влечение пока неустойчи­вое, но при отсутствии наркотика возникает раз­дражительность, беспокойство, неудовлетворенность, неспособность сосредоточиться.

Все мыс­ли заняты тем, как достать наркотик. Состояние психического комфорта становится возможным только в опьянении. Человек впадает в состояние печали, беспричинной грусти, раздражения. Сла­беет способность сосредоточиться, внимание, за­поминание, больной не может вспомнить, куда положил вещь, пересказать только что увиденный фильм.

Потом он будет вынужден записы­вать то, что ему предстоит сделать или сказать, не сможет вспомнить многие события из своей жизни. Работоспособность уменьшается в первую очередь у людей, связанных с точными действия­ми и приборами: автомобилем, техникой. Быст­рая утрата способностей происходит у учащихся. Они уже не могут запоминать материал и подол­гу сидеть за книгами. Утрачиваются не только интеллектуальные занятия, больные бездеятель­ны даже в быту, «слоняются», жалуются на «от­сутствие мыслей» и «пустоту в голове», стано­вятся медлительными и немногословными, пос­тепенно деградируют.

У них нарушается способ­ность нормально двигаться, появляется мышеч­ная слабость, пошатывание, нарушение равнове­сия. Еще до появления признаков зависимости принимающие транквилизаторы становятся блед­ными, их мучает потливость,  приступы жара, одышка, сердцебиение и колебание давления, подташнивание и расстройство аппетита. Быстро по­ражается сердце, печень, желудок, поджелудочная железа. Многим приходится обращаться к врачу с этими жалобами, и врачи нередко пропи­сывают успокоительные как сопутствующие ле­чению препараты, и круг замыкается.

На второй стадии появляется непреодолимое влечение и при прекращении применения — аб­стинентный синдром, эффект лишения наркоти­ка. При «сознательной» наркомании эта стадия возникает уже через несколько месяцев, при упот­реблении с «лечебными целями», через 1—2 года в случаях регулярного употребления и превыше­ния начальной дозы. Однако алкоголикам доста­точно 2—3 недели регулярного приема для про­явления физической зависимости.

Особенно опас­но мешать транквилизаторы с алкоголем, это дает непредсказуемые и часто очень тяжелые послед­ствия. При регулярном приеме доз, превышаю­щих лечебные, рекомендованные врачом, различ­ные препараты формируют зависимость в период от 20 до 180—200 дней. Чем сильнее действует лекарство, тем, как правило, быстрее наступает зависимость. Решающую роль часто играет инди­видуальная предрасположенность.

На второй стадии эйфория слабеет, удовольст­вие уже мало захватывает, но при этом становит­ся необходимым постоянно поддерживать опьяне­ние. Поэтому наркоманы переходят на внутри­венное введение, при котором опьянение более сильное и тяжелое, более кратковременное. «На игле» опьянение начинается с оглушения, а не­врологические расстройства становятся гораздо более тяжелыми. Если на первой стадии прием таблеток вызывал легкое оцепенение и плавность, то здесь происходит грубое затормаживание, по­теря координации, или возбуждение, напряжение, злобность. Человек может быть опасен своей аг­рессивностью, терять память и контроль над сво­им поведением, что в сочетании с состоянием аг­рессии и раздражения может приводить к любым неожиданным действиям.

Непреодолимое влечение к препарату на второй стадии сочетается с потерей контро­ля за дозировкой. Стремление углубить и усилить опьянение приводит к частым передозировкам и смерти. Внутривенное введение неконтролируе­мых доз приводит к катастрофе. Сильное физи­ческое влечение теперь не ограничивается раздра­жительностью и апатией. Теперь больной испы­тывает сухость во рту, мелкую дрожь, напряже­ние мышц и всех функциональных систем.

Так как в состоянии лишения наркотика, абстиненции, больной человек уже не может бороться со своим горем, он уходит на улицу в поисках нар­котика, ворует, продает за бесценок свои вещи, подделывает рецепты, скандально требует в апте­ках и поликлиниках, чтобы ему выписали и про­дали лекарство.

Наркотик становится необходим, чтобы жить, они уже не могут «отвлечься» рабо­той, семьей или каким-либо занятием. Если в течение суток им не удается раздобыть необходи­мый препарат, абстинентный синдром неизбежно ужесточается. Нарастает тревога и двигательное беспокойство, расширение зрачков, появляются подергивания, судороги, непроизвольные движения, тошнота, звон в ушах, сильные резкие зву­ки, головокружение, неприятные тягущие ощущения во внутренних органах.

На вторые—четвертые сутки лишения лекарства начинаются сильные сердцебиения с перебоями, боль в сердце и в кишечнике, понос, к концу недели — судо­рожные припадки. К концу недели сильно меня­ется психическое состояние, наступает тяжелый глубокий психоз с помрачением сознания, поте­рей ориентации и параноидальными проявления­ми. Такое состояние продолжается 2—3 недели. Когда абстинентный синдром отпускает несчастно­го, он превращается в вялого, легко утомляюще­гося человека, которого мучает бессонница, невро­зы и психическое влечение к наркотику.

Внутривенное введение толченых лекарств осо­бенно опасно тем, что маленькие нерастворившиеея частички проходят через иглу и попада­ют в вену или ткани и могут привести к образо­ванию язв, инфекции и гангрене. Иногда возни­кает необходимость ампутации рук, чтобы пред­отвратить распространение инфекции. Общие ин­струменты для инъекций переносят гепатит, СПИД и т. д. Большой риск приобрести зараже­ние крови.

Если употребляющий транквилизаторы осозна­ет всю опасность и отмечает свою зависимость от препарата, ему необходимо знать, что прекратить прием транквилизаторов можно только постепен­но, с течением времени. Резкий отказ особенно опасен и может привести к конвульсиям и даже к внезапной смерти. Отход от усиленного или долговременного злоупотребления транквилизато­рами не следует применять без профессиональ­ной медицинской помощи.

На третьей стадии наркоман превращается в физически больного человека. Старообразный об­лик, бледность, истощенность, расстройства многих функциональных систем, неприятные ощу­щения и боли во всем теле, вялая депрессия, за­метное интеллектуальное снижение. Человек боль­ше никогда не будет здоровым, он превратился в инвалида.

Всех без исключения доживших до третьей стадии постоянно посещают мысли о са­моубийстве, нередко приводимые в исполнение. Это глубоко несчастные и очень больные люди. По причине разнообразных болезней их помеща­ют в общие больницы, где они выпрашивают нуж­ные им препараты у соседей и даже в других отделениях, так как только прием транквилиза­торов помогает им собраться, выполнить какую-то работу, переключить внимание на окружаю­щий их мир, просто почувствовать облегчение страданий.

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Кто ты? Откуда ты? Куда ты идешь?  Войти