THE LEAVES OF THE SHEPHERDESS (ЛИСТЬЯ ПАСТУШКИ Shka Pastora)

Я выращивала растение – Salvia divinorum – уже двадцать лет и была знакома со скудной ботанической и антропологической литературой по этому редкому, сакральному растению, но мне никогда не удавалось добиться видений от употребления ее листьев. Однажды я попробовала поместить тридцать листьев в миксер с водой и выпила эту зеленую кашицу, но не добилась ничего кроме головной боли. Летом 1995 г. я была готова к новым приключениям, сопровождавшим мою полевую работу этноботаника, чем я и занялась в течение месяца в северной Оахаке, Мексика. Мой сын и дочь остались с семьей, и у меня было чем заняться: не только изучением применения лекарственных растений местными жителями, но я также хотела поправить свое здоровье. Через пару лет после распада моего брака и печальной, медленной смерти моего отца у меня начались проблемы с сердцем. После очередного посещения доктора я решила обратиться к шаману племени мазатек, чтобы он организовал для меня церемонию с листьями Пастушки.

Индейцы мазатек знамениты своим ритуальным шаманством, которое стало известным во всем мире после открытия в двадцатом веке их древней практики использования псилоцибиновых грибов. Курандера (знахарка) Мария Сабина стала шаманомсимволом, которая была открыта и к сожалению принесена в жертву западной популярной культуре. Ритуалы с использованием грибов конечно интриговали, но меня больше притягивала тайная магия листьев пастушки. Я хотела встретить La Pastora, Пастушку. Мой друг антрополог объяснил мне, как найти хижину одного старого курандеро, разместившуюся на склоне над крошечной деревушкой в отдаленной долине этих тропических гор. Я появилась с приветом от нашего общего друга и подарками – витаминами и семенами овощей. Встречена я была с предосторожностью и следующие два дня вынуждена была отвечать на вопросы касательно моей жизни и намерений. Курандеро и его сын, который выступал в качестве переводчика с испанского на язык мазатек, согласились взять меня с собой собрать листьев для ритуала.

Shka Pastora, Пастушка, растет на небольших, скрытых полянах во влажном высокогорном лесу в Sierra Mazateca. Растение распространяется путем укоренения отломившихся стеблей, возможно с помощью людей, которые собирают листья. Предполагается, что этот вид практически утратил способность к семенному размножению после многих веков вегетативного размножения человеком. И возможно, что это очень нежное растение, произрастающее в уединении в такой крошечной области нашей планеты, давно бы уже исчезло с лица земли, если бы не забота людей, благодарных ему за восхитительные магические свойства. Участок с произрастающими на нем растениями Пастушки – семейный секрет каждого знахаря, и известно, что дух растения имеет связь с человеком, заботящимся о нем. Любой не может просто прийти нарвать листьев Пастушки и получить пользу от ее магии.

Среди местного населения – людей живущих за счет природы, важные растения персонифицируются как существа со своими собственными именами и определенными качествами характера, ответственными за эффекты этих растений. Дух растения – это личность, которую почитают, просят о чем-либо или благодарят за дары. За последние 500 лет пласт католического христианства разместился поверх богатого местного анимистического мировоззрения, и рассказы о святых-помощниках смешиваются здесь с исконно воспринимаемыми качествами определенных союзников растений. С помогающими людям растениями часто идентифицируется Девственица; индейцы мазатек распознают два вида растений или <утреннее великолепие> (Ipomoea violacea и Rivea corymbosa), семена которых, называемые "семенами Девственницы" используются для вызова видений и при трудных родах. Другое имя растения Пастушки – Santa Maria, то есть одно из имен сострадающей Божьей Матери.

Мы собрались поздней ночью для церемонии перед алтарем, на котором были цветы, свечи, изображения святых и порошок табака. Мы сели, семья курандеро и я, лицом к каменной стене, представляющей собой естественный участок горы, напротив которого эти люди и построили свое крошечное жилище из жестянок, упаковочной бумаги и дерева. Они сообщили мне, что La Pastora очень робкая – как олень. Она придет, только если мы съедим много пар листьев и будим сидеть очень тихо и спокойно, в сплошной темноте как в лощине в лесу под лунным светом. Если ктото задвигается или внезапно что-то скажет, она моментально исчезнет. Если мы ее приглашаем, и очень чисты и открыты ей, она придет, и она будет говорить. Она нашепчет нам, что мы хотим узнать и покажет, что она видит. Она может помочь излечить нас, или благословит нас на удачу. Но мы должны молиться и мы должны слушать, и мы должны платить ей нашим полным вниманием. Вы знаете, как молиться, действительно молиться со всем своим сердцем? Если нет, сегодня вечером вы научитесь.

Курандеро развернул свертки банановых листьев с листьями Пастушки размером с ладонь, которые слега завяли, и рассортировал их попарно. Как грибы, так и листья измеряются парами, сообщил мне он, что представляет собой мужское и женское начало. Он выдал мне сорок пар листьев, скрутив их наподобие длинной сигары. Он объяснил, что после того, как он помолится, и мы громко заявим о наших намерениях, я должна буду съесть листья. Мне сказали, что я не должна останавливаться из-за их горечи до тех пор, пока я не съем их все, и, кроме того, я не должна смеяться на протяжении всей церемонии. При смехе, сказал он, вся сила магии ускользает.

Курандеро положил наши листья на алтарь из камня, являвшийся частью горы и зашептал длинную молитву, в которой упоминались La Pastora, Девственница Гваделупская, Сан Педро, Сан Пабло и имена местных богов, которые я не могла распознать. Он дал мне знак, чтобы я заявила о своих намерениях и своей просьбе.

Я поприветствовала дух Пастушки, представилась, попросила ее прийти, чтобы быть со мной этой ночью. Я попросила ее, "Пожалуйста, помоги моему сердцу стать сильным и очисти его от страха, чтобы оно могло биться ровно и гладко". Я спросила, как я всегда делаю в магических ритуалах, "Что сейчас является моей задачей? Пожалуйста, позволь мне увидеть следующий участок пути".

Я откусила первый кусок, не обращая внимания на горечь, и продолжала терпеливо жевать, пока не съела все листья целиком. Jо времени, когда я съела их почти все, я стала наполняться вкусом, который был одновременно острым, свежим и каким-то древним. У меня проскочила мысль, как долго эти люди совершают этот ритуал – поколения, искавшие мудрость духа этого растения. Вдруг появилось какое-то мерцание, курандеро задул свечи для полной темноты, и через секунду я в изумлении очутилась в другой реальности. Какая-то часть меня проглотила остатки листьев, и я расслабилась, но уже в другом месте: Я находилась в присутствии огромной полупрозрачной женщины ростом в 6 метров. Я стояла в ее саду. Она была на некотором расстоянии от меня, на границе своего сада, среди своих прекрасных растений, напротив небольшого, белого частокола и лесом за ним. В саду было много бабочек и колибри, которые летали вокруг и через нее. Ее большое полупрозрачное лицо с плотностью радуги наклонилось и выпрямилось. Она двигалась через сад, ухаживая за своими цветами, наклоняясь к ним и выпрямляясь опять, лучи солнечного света струились через нее. Я страстно желала, чтобы она направилась в мою сторону, и обнаружила, что сама не могу сдвинуть ног с того места, где я стояла. Я чувствовала присутствие других человеческих душ вокруг меня – старого курандеро, его жену, сына и маленькую внучку – и все они наблюдали за ней со всем своим вниманием. Я обнаружила, что все мы были растениями на краю ее сада. Она плавно и медленно переместилась к нам и протянула руки, которые прошли сквозь нас подобно легкому ветерку, подобно пульсации, и я осознала в тот момент, что мое тело было очищено, когда она касалась меня, я чувствовала себя превосходно. Я знала всем своим существом, что как только мы попросим ее дотронуться до нас и дадим ей в обмен все наше внимание, все станет хорошо. Я вдохнула и выдохнула ее присутствие. Она обошла свой сад и снова приблизилась к нам. Когда она протянула свои руки через мою грудь, я увидела там крошечную, резную деревянную дверцу в моем сердце. Она была увита растениями и цветами и имела сложную золотую филигранную ручку и петли. По мере того как ее большие пальцы очистили ее, я почувствовала, как сильный ветер открыл крошечную дверцу и вынес с собой в сладкий воздух сада всю мою болезнь.

Я помню мое собственное лицо, смотрящее из растения и темное, но не враждебное присутствие по соседству деревьев. В то время как она растворилась из моего поля зрения, и я вернулась в нормальную реальность, я услышала слова, которые повторялись поанглийски и по-испански: "Les muestra el borde del jardin. Покажи им границу этого сада". Вот что мне нужно сделать. Kathleen Harrison – этноботаник, изучающая связи между растениями и людьми, в особенности выраженные в ритуалах и рассказах.

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Кто ты? Откуда ты? Куда ты идешь?  Войти