Шарлаускас, Р. Бистрицкис “ПСИХОАКТИВНЫЕ ПРЕПАРАТЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ЧЕЛОВЕКА”

Шарлаускас, Р. Бистрицкис "ПСИХОАКТИВНЫЕ ПРЕПАРАТЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ЧЕЛОВЕКА"

Более пятидесяти лет прошло с 16 апреля 1943г., когда швейцарский химик Альберт Гофман (Albert Hofmann) случайно обнаружил мощные психоактивные свойства диэтиламида лизергиновой кислоты, или сокращенно – ЛСД. Вскоре после этого ЛСД и ряд других, похожих по воздействию препаратов стали объектом противоречивых толкований, которые с течением времении, особенно в США, достигли беспрецедентных маштабов. Психоделики – так начали называть эти вещества – в конце 50-х годов были известны только узкому кругу специалистов. Психиатры расматривали ЛСД как интересное и перспективное средство для лечения ряда психических заболеваний, психоаналитики видели в нем инструмент для быстрого доступа к бессознательному материалу своих пациентов, а экспериментальных психологов ЛСД интересовал как один из методов изучения психических процессов и их нарушений, особенно в области восприятия. Но в самом начале 60-х годов ряд известных деятелей культуры и науки, например, английский писатель О.Хаксли (A.Huxley), группа психологов из Гарвардского университета под руководством профессора Т.Лири (T.Leary) и другие провозгласили, что психо-делики – это ключ к самопознанию человека, путь к более высоким формам сознания и основа новой религии. Эти идеи молниеносно были подхвачены разными интеллектуальными и молодежными движениями, особенно хиппи в США.
   Психоделики перешагнули границы клиник и психологических лабораторий, каждый желающий совершить "психоделическое путешествие" мог за небольшую сумму приобрести их на "черном рынке". Это был настоящий переворот в сознании молодых людей: заговорили о психологической рево-люции, появились психоделические музыка и живопись, театр и мода, появился психоделический образ жизни. "Психоделики открыли путь для массового туризма в те психические и духовные территории, которые раньше были доступны только для умудренных людей, главным образом религиозных мистиков. Большинство туристов возвращались с воспоминаниями, что они увидели что-то важное, но не знали, как с этим жить дальше. Некоторые решались на собственные поиски уже без помощи психоделиков и часто обнаруживали, что религиозная, особенно буддийская, традиция является лучшим путеводителем" (41, с.64).
   Эта цитата из одной сравнительно недавней монографии о психоделиках в образной форме точно передает настроения молодежи, студенчества и богемной части интеллигенции конца 60-х годов. Очевидно, что американские власти не разделяли энтузиазм критически настроенных молодых людей и, опираясь на противоречивость вызываемых лси-ходеликами эффектов, приравняли их к наркотикам, а в 1966 г. запретили во всех Соеденных Штатах как вредные для здоровья человека. Вскоре к США присоединились и другие страны (более подробно (41, с.56). Хотя психоделический бум продолжался в США и после официального запрета применения психодепических средств, к середине 70-х годов он пошел на убыль.
   Изменился и социальный портрет типичного потребителя психоделиков (в частности ПСД). Если в середине 60-х и в начале 70-х годов это был интеллектуал, студент или даже профессор университета, человек творческой профессии, представитель среднего класса, то сейчас его возраст снизился до ученика старших классов. Раньше главным мотивом для принятия психоделиков служило стремление к самопознанию и саморазвитию, духовный поиск. Принималась высокая доза ЛСД, обычно с несколькими хорошо знакомыми или друзьями, один из которых играл роль "проводника", своебразного гуру во время психоделического путешествия. Сейчас, как отмечает большинство исследователей, главной целью применения стало развлечение. Обычно принимаются небольшие дозы, притом ЛСД был вытеснен более популярным фен-циклидином (ПЦП), который намного слабее, легко поддается контролю со стороны индивида, но обладает при это некоторым негативным воздействием на организм человека (в частности, ухудшает память) (10).
   В последнее время появился ряд монографий, главным образом обобщающих результаты применения психоделиков как вспомогательного средства при психотерапии. Надо отметить, что подавляющее большинство психологов, психотерапевтов и психиатров, работавших в этой области, находят данный метод весьма перспективным (11-14,16,39,41,56). Здесь нам особо хочется отметить, что работы в области психотерапии с психоделика-ми дают экспериментальное подтверждение социальной детерминации человеческой психики, показывают, что идя вглубь своего бессознательного человек выходит за границы своего "эго", находит единую связь с окружающим его миром и людьми. Именно на установлении гармоничной связи человека с окружающим его миром и людьми направлена психоделическая терапия.
   Цель данного обзора – познакомить читателя с теми психоделическими веществами, которые нашли психотерапевтическое применение, и представить литературу о применении психоделиков как вспомогательного средства в психотерапии.

ЭФФЕКТЫ ПСИХОДЕЛИКОВ
Психоделики по А.Гофману (17) могут быть определены как вещества, которые вызывают изменения в мышлении, восприятии и настроении, наблюдаемые отдельно друг от друга или совместно без причинения значительных расстройств автономной нервной системы, таких как помрачение сознания или других серьезных нарушений. Большие дозы вызывают галлюцинации.
   Дезориентация, нарушения памяти, сверхвозбуждение, ступор, а также наркоз наблюдаются крайне редко и только при передозировках. Это определение исключает такие наркотики, как морфин, кодеин, кокаин и их производные; оно также исключает анестетики, анал-гетики и снотворные (гипнотики). В литературе кроме термина "психоделики" часто используются и другие, которые в сущности являются синонимами: "психотомиметики", "галлюциногены", "фантастики", "иллюзиогены", "гиперсенсы" и др. Мы в своем обзоре будем использовать два из них – "психодели-ки" и "психотомиметики" – как синонимы.
   А.Шульгин (A.T.Shulgin (50,54)) приводит классификацию психотомиметиков, основываясь на критерии близости их молекулярной структуры структуре одного из главных нейромедиаторов: серото-нина, допамина либо ацетилохина.
   А. Психотомиметики, родственные серотонину:
   Триптамины (ДМТ, ДЭТ, ДПТ, псилоцибин, CZ-74, CEY-19 и Др.).
   Бета-карболины (гармалин, гармин).
   Производные лизергамида (ЛСД-25, АЛД-52, ЛСМ-775).
   Б. Психотомиметики, родственные допамину:
   Фенэтиламины (мескалин, 2C-D, 2С-В, 2С-С, 2С-Е ("ESTET"), 2C-P ("DOPROPET")).
   Фенилизопропиламины (ПМА, МДА, ТМА, ДОЕТ, ММДА, МДМА ("экстази")).
   В. Психотомиметики, родственные ацетилхоли-ну (Дитран, JB-318, JB-336).
   Г. Другие психотомиметики (Ибогаин, Мусци-мол, Кетамин и др.).
   В психотерапии в основном нашли применение следующие психотомиметики: ЛСД, ДПТ, гармалин, ибогаин, псилоцибин, CZ-74, CEY-19, мескалин, МДА, ММДА ("экстази"), ДОЕТ, 2С-В, 2С-Е ("ESTET’).
   Из всех использованных до настоящего времени психоделиков ЛСД-25 является самым сильным. Пороговая доза, вызывающая у человека минимальные заметные эффекты, – 20-30 микрограмм (мкг). Средней дозой считается 75-125 мкг, высокой – до 250 мкг. Дозы около 400-500 мкг называют "пределом насыщения", так как дальнейшее их увеличение уже почти не влияет на картину действия. Интервал доз, приминяемых в психотерапии, варьируется от 20 до 600 мкг.
   Шкала эффектов, вызываемых действием ЛСД, необычно разнообразна и индивидуальна (31). Через 15-30 минут после перорального приема препарата появляются предвестники психологических эффектов – вегетативные и соматические симптомы: расширение зрачков, небольшое учащение пульса, незначительное увеличение давления крови, повышенное слюноотделение, иногда тошнота. Вслед за ними появляются и психологические изменения. Они выражаются в следующем (24): изменения во всех модальностях восприятия; изменения в восприятии времени и пространства; увеличивается скорость ассоциативного мышления, меняется восприятие схемы своего тела; появляются яркие эйдетические образы, видимые как при закрытых, так и при открытых глазах; возможны галлюцинации; появляется сенэитивное восприятие цветов; внезапные и частые изменения эмоций и настроения; повышенная внушаемость; повышенная способность к воспоминаниям; возможна деперсонализация; растворение "эго"; возможно осознавание внутренних процессов организма, например, пищеварения, кровообращения и т.д.; ряд других психических изменений, На уровне личности изменения очень индивидуальны, и реакция на ЛСД зависит от всего жизненного пути человека, его эмоционального состояния перед приемом препарата и окружения. О возможных личностных феноменах воздействия психоделиков, в том числе и ЛСД, мы поговорим в связи с их применением в психотерапии. Здесь приводится самый короткий и, конечно, неполный перечень эффектов ЛСД. Выраженность их постигает максимума примерно на четвертый час после введения, потом несколько часов наблюдается плато в действии, а на 6-7 час после введения воздействие препарата уменьшается. Обычно оно кончается на 8-12 час после введения, в зависимости от дозы и индивида (53).
   Два других психотомиметика – псилоцин и пси-лоцибин – были выделены из мексиканских "магических" грибов семьи Psilocybe, которые распространены и в Европе. Они имеют похожую молекулярную структуру и в общем сходны по своему действию, только псилоцин в 1,4 раза сильнее пси-лоцибина в смысле дозировки (52). Вызываемая ими картина психических изменений напоминает таковую при введении ЛСД, но по времени значительно короче (5-8 часов).
   Наименьшая доза, вызывающая психологические изменения, – 3 мг пси-лоцибина; 4-8 мг является средней дозой, 10-20 мг – высокой. При приеме внутрь примерно через 20 мин. появляются вегетативные и соматические симптомы (как при приеме ЛСД), а затем и психические.При небольших дозах (до 4 мг) переживается приятное ощущение интелектуальной и физической релаксации, отрешенности от окружаещего мира. При более высоких дозах (6-20 мг) появляются изменения в восприятии пространства и времени, своего тепа. Визуальная гиперсензитивность ведет к иллюзиям и галлюцинациям, которые выражены сильнее, чем при ЛСД. Возникает грезоподобное состояние проживания давно забытых воспоминаний, часто достигающих раннего детства. Было ус-танавлено, что позитивный настрой (предрасположение) ведет к положительным переживаниям во время сеанса, а тревога или озабоченность сопро-водаются неприятными переживаниями.
   Настроение перед приемом препарата является лучшим предсказателем настроения во время его действия.
   Сотрудники швейцарской фирмы "Сандоз" в 1959-1960 г.г. синтезировали два аналога псилоцибина, С2-74 и CEY-19, которые нашли применение в психотерапии (28). Они имеют сходную с псилоциби-ном картину действия, но действуют значительно более короткое время (всего 3-4 часа). Иногда их применяли в комбинации с ПСД (27).
   Другим краткодействущим психотомиметиком из группы триптаминов является ДПТ (дипропилтрип-тамин). Этот препарат нашел применение как вспомогательное средство в психотерапии алкоголиков, наркоманов и больных неизлечимой формой рака. В отличие от других он неактивен при перораль-ном приеме, но оказывает действие при внутримышечном введении в форме водного раствора (концентрация – 15 мг/мл). Минимальная пороговая доза – 10 мг. В психотерапии применялись дозы от 15 до 165 мг без каких-либо посторонних эффектов (8,11). Действие препарата начинается через 5-15 мин. после инъекции. Первые ощущения проявляются в легком головокружении, субъективном увеличении яркости красок и др. Если применяется небольшая доза (15-30 мг), возникает мечтательное состояние, тенденция к самоанализу. Пик воздействия достигается примерно за 20 мин. и поддерживается на таком же уровне 45-60 мин., а затем, через 1,5-2 часа, постепенно возвращает пациента к первоначальному состоянию . Если применяются высокие дозы препарата (75-165 мг), то длительность действия увеличивается до 4-6 часов. В отличие от ЛСД, в заключительной фазе действия ДПТ не бывает волнообразного, повторяющегося возвращения в состояние измененного сознания, хотя пациенты еще несколько часов остаются среди своих интроспективных переживаний. Главными значимыми психологическими феноменами являются усиление эмоций, активизация фантазии, осознание ранее вытесненных травмирующих личность событий, повышение эмоциональной экспрессивности, самопонимания. Пациенты обычно способны поддерживать контакт с реальностью, если доза не превышает 30 мг.
   Более высокие дозы ведут к потере границ "эго", наблюдаются некоторые феномены деперсонализации. ДПТ увеличивает интенсивность и глубину психотерапии, особенно у пациентов с сильной мотивацией на самоизменение.
   Другим психотомиметиком, нашедшим применение в психотерапии, является алкалоид гарма-лин, содержащийся в некоторых растениях (Banisteriopsis caapi), произрастающих в Южной Америке, Средней Азии и на Среднем Востоке.
   Он входит в напиток (ayahuasca), который с давних времен применялся шаманами и знахарями южноамериканских индейцев для религиозных церемоний и для лечения различных болезней (47). При приеме внутрь 300-400 мг чистого гармалина его действие отличается от воздействия ЛСД тем, что часто наблюдаются парестезии рук, стоп и лица, которые иногда (особенно при внутривенном введении) достигают чувства полного онемения, появляется ощущение давления в голове, дискомфорт в области груди, ощущение усиленного дыхания и мигания (52). У большей половины людей под действием гармалина бывает рвота. Гармалин отличается от других психотомиметиков тем, что не вызывает изменений в восприятии окружающего мира и своего тела. При открытых глазах наблюдаются только вибрирование и раздвоение контуров наблюдаемых предметов и волнистые движения поверхности стен при более длительной задержке взгляда на одном месте. При закрытых глазах наблюдаются обильные образы и целые сцены, спонтанно возникающие в воображении. Они ярко окрашены с преобладанием красно-зеленых и сине-оранжевых контрастов. Эти длинные видения напоминают сны, в которых пациенты видят давно умерших близких им людей, путешествуют во времени и пространстве в состоянии транса, подобно индейским йогам. Иногда переживаются периоды из своей жизни, и из давно забытого прошлого.
   Большинство пациентов проводят 4-8 часов во время сеанса лежа в постели, поглощены сложными видениями, но без заметных изменений в эмоциональной сфере и восприятии времени. Главная особенность гармалина как психологического препарата состоит в том, что он является чистым галлюциногеном при минимальных психопатологических изменениях {39).
   Другой натуральный психотомиметик, обнаруживаемый в некоторых видах американских кактусов (Lophophora williamsii) – это алкалоид мескали-на.
   Его психоделическое действие обнаружено европейцами в конце прошлого века.
   Мескалин, по сравнению с другими препаратами, лучше исследован и является как бы стандартом, с которым сравниваются другие психоделики (49). Его действующая доза довольно велика – 350-400 мг. При приеме внутрь первые признаки появляются через 30 мин. Это физические симптомы, включающие небольшую тахикардию, повышенное давление крови, тошноту, иногда рвоту.
   Они могут сопровождаться беспокойством и тревогой. Примерно через час появляются изменения в сенсорном восприятии, которые усиливаются в течении 2-3 часов (физические симптомы при этом убывают), после чего держатся на одном уровне еще 6-9 часов. Наиболее часто встречаются следующее изменения в восприятии: мерцание, интенсификация в цветном восприятии (все окружающее ослепляет яркими, радужными, как бы промытыми дождем цветами), резкое усиление малейших различий в опенках и текстуре. Черты лиц окружающих людей также становятся более выразительными, яркими, а движения подчеркнутыми, театральными. Содержание галлюцинаций невозможно внушить пациенту, хотя иногда можно повлиять на движение возникающих образов.
   Изменения в слуховом восприятии возникает реже, но также варьируют от элементарных до самых сложных — порой пациенты слышат игру оркестра, пение хора, либо целые концерты. Запахи и вкусовые ощущения также сильно изменяются. Довольно часто мескалин ведет к нарушениям восприятия собственного тела, появляются ощущение легкости, невесомости, иногда тело исчезает или утрачивает определенные границы. Аналогично может изменится и окружающее – предметы вытягиваются, увеличиваются в размерах, стены раздуваются и т.д.
   Мышление может замедлить либо ускорить темп. В одних случаях отмечается богатство представлений и ассоциаций, легкость при решении задач, в других – наоборот. Из эмоциональных изменений наиболее часто появляется повышенное настроение, эйфория. Пациенты могут пережить и состояние, близкое к экстазу, – переживание полной гармонии с окружающим, чувство посвящения во все тайны природы и вселенной, им кажется, что должно произойти нечто великое, должны разрешится все их проблемы.
   Сознание пациентов, ориентировка в окружающем и собственной личности обычно сохраняются, так и воспоминания о переживаниях, вызванных приемом мескалина. Действие мескалина протекает волнообразно, продолжаясь 10-12 часов. В последней стадии галлюцинации отступают на второй план, сохраняется лишь яркость окраски окружающего и отдельные иллюзии. Вместе с тем , (что очень важно для психотерапии) появляется необычная расторможенность, разговорчивость, откровенность. Пациенты могут рассказать о своих интимных переживаниях и сокровенных планах. После окончания действия мескалина на некоторое время (12-24 часов) остается повышенная утомляемость.
   Многих недостатков, так свойственных меска-лину (большие дозировки, выраженная физиологическая симптоматика, нарушение восприятии), лишен сравнительно новый синтетический препарат из группы фенэтиламинов – 2С-Е ("ESTET"), о котором впервые упоминается в статье знаменитого психофармаколога А.Шульгина (51). Его пороговая доза – 1,5-2 мг (в сто раз меньше по сравнению с мескалином) (48). Первые симптомы при приеме внутрь появляются через 20-40 мин. и заключаются в мягкой стимуляции и повышении яркости воспринимаемых цветов. Физиологические изменения слабые и проявляются незначительным учащением пульса и пилоэрекцией. При небольших дозировках (2-4 мг) в гечении следующего часа действие достигают максимума, стимуляция усиливается, возникает чувство легкости тела, "пружинистости" и грациозности движений. Течение мыслей ускоряется, повышается настроение, но выраженная эйфория, так характерная для мескалина, отсутствует. Окружающий мир кажется необычайно красивым, эстетически оформленным. Появляется склонность к самоанализу. Возникает повышенная откровенность, разговорчивость, желание делиться своими переживаниями, обсуждать внутренние проблемы. Легко и быстро возникают ассоциации. Внимание и способность к сосредоточению понижены, повышается внушаемость. Во второй фазе действия, через 3-4 часа после приема препарата, стимуляция сменяется ровным, слегка повышенным настроением, которое постепенно возвращается к исходному уровню. Сохраняется полное воспоминание о пережитом. Время действия 2С-Е обычно около 6-8 часов.
   Иллюзий и галлюцинаций при действии препарата в указанных дозировках не наблюдается. При закрытых глазах появляются яркие эйдетические образы, которые усиливаются при релаксации и сенсорной изоляции (48/.
   Симптоматика, типичная для мескалина, появляется только при приеме высоких доз препарата – 15-30 мг (51).
   Единичное сообщение группы исследователей о применении 2С-Е ("ESTET") в невысоких дозах (2,5-4 мг) позволяет судить о его перспективности при проведении семейной и групповой психотерапии, особенно при депрессиях (48).
   Ближайшим по структуре аналогом 2С-Е является психотомиметический препарат ДОЕТ. Он активен в пороговых дозах от 0,5мг до 2 мг при приеме внутрь (50). Начало психологических изменений наступает через 1-1,5 часа после приема, через 3-4 часа действие достигает максимума и продолжается еще около 6 часов. В отличие от ЛСД или мескалина, ДОЕТ в дозах до 5-6 мг не вызывает резких психологических изменений. Его действие проявляется в мягкой, нежной эйфории, состоянии повышенной интроспекции. Вместе с тем отмечались изменения в когнитивных процессах, особенно в образовании свободных ассоциаций. Часто повторяющиеся "необычные" ассоциации, вызванные действием ДОЕТ, были важными для пациентов и редко возникали в нормальном состоянии. Часто у испытуемых наблюдались случаи инсайта. Под действием препарата пациенты становились разговорчивыми, отмечали, что их "мысли текут быстрее, чем слова" (55). Пациенты становились более откровенными, повышалась внушаемость. Время действия ДОЕТ – 8-12 часов.
   После этого обычно не наблюдается никаких остаточных явлений, хотя во время сеанса пациенты могут испытывать головные боли.
   Другой препарат из группы фенилизопропила-минов – МДА, тоже значительно отличается от ЛСД или мескалина (50). При небольших, но эффективных дозах (150 мг) действие МДА наступает к концу первого часа и быстро достигает максимума (через 0,5-1 час). По истечении 8 часов наблюдается медленное возвращение к исходному психологическому уровню. Воздействие препарата выражается в интенсификации ощущений и чувств, появляется тенденция к интроспекции. Высокие дозы МДА (300-375 мг) вызывают эффекты, сходные с действием ЛСД (64). Пациенты полностью поглощаются раскрывшимися внутренними переживаниями, часто возникают видения, учащается возникновение мистических переживаний.
   Близким аналогом описанного препарата является ММДА (54). Действие эффективных доз ММДА (120-250 мг) проявляется через 30-60 мин. Как и в случае мескалина, первыми возникают соматические и вегетативные реакции, выраженные, однако, значительно слабее. Психологические эффекты включают эйфорию, тревогу, переживание одиночества, визуализацию образов (при закрытых глазах), ощущение приятной релаксации, теплоты, замедление течения времени. В воображении часто возникают реалистичные образы людей, ландшафтов и других объектов. Психологическое применение ММДА было раскрыто, главным образом, чилийским психотерапевтом К.Наранхо (C.Naranjo) (39), который в своей книге тщательно разбирает терапевтические ситуации с рядом пациентов и сравнивает ММДА с другими психоделическими препаратами (МДА, гар-малином и ибогаином). К.Наранхо выделяет ММДА в класс препаратов "Усилителей чувств" и отмечает, что ММДА обеспечивает "чувство ясности как пикового переживания" (39).
   В эту же группу можно выделить и следующий препарат этого класса – МДМА ("Ecstasy"), применение которого началось только в 80-е годы (46).
   Действие этого препарата в общем напоминает воздействие низких доз МДА и выражается в повышенном настроении, открытости в общении, усилении интроспективности. ММДА имеет короткое действие (4-6 часов) и обычно применяется в психотерапии от 75 до 150 мг (перорально). Одна из областей его применения – психотерапия супружеских пар, восстановление эмоционального и интимного контакта между супругами .
   Последний из рассматриваемых препаратов, ибогаин, применялся К.Наранхо и другими психотерапевтами Южной Америки в сочетании с психоанализом.
   Действие ибогаина при приеме внутрь в дозах 200-350 мг обычно начинается через 45-60 мин. Оно может продолжаться от 8 до 12 часов. Психологический и психофизиологический эффект ибогаина в основном схож с действием гармалина, но под воздействием ибогаина значительно чаще возникают яркие "визуальные" воспоминания детства и детские фантазии (39).
   Из всех коротко описанных выше психотоми-метиков в психотерапии чаще применялся ЛСД, хотя не прекращался и поиск новых препаратов для разных областей психотерапии.
   Механизм действия психотомиметиков до сих пор окончательно не выяснен.
   Исследование этапов синаптической передачи показало, что некоторые препараты действую путемусиления или подавления высвобождения нейромедиатора (21). Например, под действием психотомиметиков – аналогов амфетамина (фенилизопропиламина) нервные окончания мозга выделяют дофамин – медиатор, связанный с системами бодрствования и удовольствия.
   ЛСД и другие психотомиметики действуют на многие участки ЦНС, от кортекса до спинного мозга. Несколько лучше изучено действие этих препаратов как агонистов пресинаптической передачи се-ротонина в среднем мозгу.
   Энергичная деятельность дорсальных рапфе (гарпе) нейронов остро уменьшается после введения даже небольших доз ЛСД.
   М.Биндер (M.Binder) указывает, что возможны два варианта действия психотомиметиков типа ЛСД:
   Психотомиметик действует на постсинапти-ческую передачу как агонист либо как антагонист физиологического нейромедиатора, "обманывая" или даже останавливая его действие.
   Психотомиметик действует на пресинапти-ческую передачу как агонист, либо как антагонист. В первом случае вызывается возвратная связь, которая передает пресинаптическому нейрону импульс начать свою деятельность. Во втором случае возникает увеличенный разброс медиаторов, так как возвратная связь заблокирована.
   Автор отмечает, что наряду с этими двумя главными механизмами, основанными на прямом взаимодействии психотомиметиков с рецепторами нейромедиаторов, существует еще ряд непрямых механизмов:
   Воздействие молекул психотомиметика на постсинаптические рецепторы нейромедиаторов.
   Воздействие на пресинаптические рецепторы нейромедиаторов.
   Влияние накопления нейромедиаторов и их прием заново в пресинаптический нейрон.
   Влияние на метаболизм нейромедиаторов.
   Неспецифическое влияние на обмен веществ в мозгу.
   Неспецифические эффекты на мембрану нейрона: ее смягчение или отвердение.
   Реальная ситуация в картине механизма действия психотомиметиков осложняется тем, что эти препараты действуют не только на систему нейро-передатчиков (22), но и на протекание других ней-робиохимических процессов. Существует еще много неясных вопросов в объяснении механизма действия и других психотомиметиков. Пока неясны тонкие механизмы, лежащие в основе толеранции, но и в этой области научное познание развивается стремительно.
   В 1975 г. после выделения из головного мозга морфиноподобных пептидов – энкефлинов и эндор-финов – и индентификации опиатных рецепторов стало понятно, что механизм действия психотомиметиков совершенно отличается от механизмов действия наркотиков (морфина и др.) (21), хотя некоторые из вызываемых симптомов, например, эйфория, имеют определенное сходство.
   В отличие от наркотиков (таких как этанол, опиаты, барбитураты), психтомиметики не способны вызывать зависимосткТИ хотя в популярной литературе психоделики часто .путаются с наркотиками, все вышеописанные препараты отличаются от наркотических средств не только своим воздействием, но и тем, что не вызывают при повторном употреблении физиологического привыкания. Было показано, что ПСД, в отличие от опиатов, не служит позитивным стимулом для крыс и обезьян, а обследование лиц, регулярно принимавших ЛСД, не показало какой-либо выраженной симптоматики физиологоческой зависимости. Это подтверждают не только работы академических исследователей, но и Всемирная организация ООН по вопросам здравоохранения (59, 64, 65).
   Еще одно замечание по поводу механизмов воздействия ЛСД касается способности ЛСД вызывать сильные генетические изменения. В середине 60-х годов были получены предварительные результаты, показывающие, что ЛСД является мута-геном. Эти доводы послужили одним из оснований для включения ЛСД в список запрещенных препаратов. Но последующие, более тщательные работы не подтвердили этих результатов. Так, по данным специалистов из Национального института психического здоровья США, чистый ЛСД, принимаемый в дозах от 20 до 2000 мкг, не влияет на мутацию хромосом, не вызывает генетических отклонений и не является ни тератогеном ни канцерогеном. Это подтверждают и результаты обследования женщин-матерей, получивших ЛСД в медицинских условиях за несколько месяцев или лет до беременности. Среди детей не было отмечено повышения числа родовых дефектов или вырождении. Не обнаружено повышение генетических отклонений и среди некоторых племен индейцев Америки, которые издавна, из поколения в поколение употребляли мексиканский кактус, содержащий мескалин, в своих религиозных обрядах (23).
   Психиатрические побочные эффекты психотомиметиков. Психотомиметики, как и другие сильнодействующие препараты, не лишены побочных эффектов.
   Соматические и вегетативные осложнения были коротко изложены при описании психологических профилей психотомиметиков. Здесь мы рассмотрим более подробно психологические и психиатрические аспекты осложнений, встречающихся при применении этих препаратов.
   В общем отмечается, что в случаях, когда пси-хотомиметики применялись на психически нормальных людях в спокойной, безопасной обстановке, серьезных осложнений (таких как продолжительные психотические реакции) не наблюдалось (40).
   Наиболее часто при применении психотомиметиков отмечаются короткие (от 1 до 24 часов) психологические осложнения в виде острых панических реакций (ОПР) (57). Симптомы ОПР включают пугающие, тревожные иллюзии или галлюцинации (обычно визуальные или слуховые); непреодолимую тревогу, панику, страх смерти или безумия; иногда агрессивное поведение; депрессию с суицидальными мыслями, жестами или попытками; спутанность и напуганность из-за паранойдиапьных заблуждений. Как указывается (23, 19), ОПР легко поддаются корректировке и снимаются при помощи переубеждения и успокоения пациента, создания ему спокойной доброжелательной обстановки. В других случаях используются транквилизаторы (напр., диазепам, феназепам).
   Хронические (длительные) негативные психологические реакции являются наиболее тяжелыми осложнениями при применении психотомиметиков, но, к счастью, они наблюдаются редко (23). Это могут быть пролонгированные депрессии, параной-дное поведение и психотические эпизоды. Их продолжительность варьирует от нескольких суток до месяцев.
   Индивидуальное предсказывание этих осложнений является трудным, но некоторые авторы отмечают, что у психически больных пациентов они наблюдаются чаще. Хотя указывается, что частота такого рода осложнений при применении ЛСД у контингента психически больных не превышала 2% (3 случая из 158 сеансов). Картина затяжных пси-хотических эпизодов представляла, по выражению исследователей, как бы карикатуру на их состояние перед введением (9).
   Подчеркивается, что в большинстве случаев возникновению длительных психологических реакций предшествовали латентная или истинная формы психопатологии. Ряд ученных думают, что длительные психические осложнения вряд ли возможны у лиц с нормальной психикой, так как психото-миметики в таких случаях обычно играют только роль провоцирующих факторов.
   Другой тип психологических осложнений при применении психотомиметиков – замедленные психотические реакции – отличаются тем, что они появляются не сразу, а через некоторое время после окончания действия препарата (7; 57).
   Период, свободный от всяких отклонений, может варьировать от нескольких недель до месяцев (59). Симптомы отдаленных психических реакций могут быть очень разнообразными и включать следующие: психопатическое поведение, несоответствие эмоций, эмоциональную лабильность, депрессию и ажитированную депрессию, острые тревожные и панические реакции, расстройства мышления, галлюцинации и иллюзии (зрительные и слуховые), бред, регрессию, деперсонализацию и чувство нереальности, апатию, спутанность, расстройство чувства времени и др. Многие исследователи задают вполне закономерный вопрос: действительно ли эти осложнения вызваны применением психо-томиметиков?
   Так Н.Маллесон (N.Malleson) подчеркивает, что острые психотические эпизоды нередки среди молодых людей, даже у тех, которые перед этим были несомненно нормальными личностями (29). Довольно часто такие психотические "вспышки" следуют сразу или некоторое время спустя после таких интенсивных эмоциональных переживаний и расстройств душевного равновесия, как разбитая любовь, "проваленный" экзамен и др. В большинстве описанных случаев возраст пациентов колеблется от 16 до 23 лет, составляя в среднем 21 год.
   Последний, и наиболее интересный, с точки зрения психолога, тип осложнений при применении психотомиметиков представляют "яркие реминисценции", или, как их принято называть в зарубежной литературе, – явления "flashback".
   Они представляют собой острые, непредсказуемые, спонтанные возвращения психических феноменов, испытанных под действием психотомиметиков (чаще ЛСД) (19-20,23,32,57). Они могут внезапно появиться месяцы спустя после применения препарата, хотя до этого времени у пациента не отмечалось ни малейших отклонений от нормального состояния. Частота реминисценций, сообщаемая разными авторами, колеблется от 15 до 77% (57). Вероятность их возникновения возрастает с увеличением числа сеансов с применением психотомиметиков. Показано, что около половины пациентов, испытавших реминиснценции, отмечали, что эти явления для них не всегда являлись неприятными. Большинство из этих лиц считало ненужным лечение этих реакций, а примерно 30% из них заявили, что они могут предсказывать возникновение "flashback" и их контролировать.
   Р.Матефи (R.Matefy) и его сотрудники в серии статей описали сравнительные исследования пациентов, одна группа которых – испытывала яркие реминисценции, после применения психотомиметиков, а другая – нет. Авторы не нашли значимых психопатологических различий при тестировании с помощью MMPI. Группа "флешбэкеров" отличалась высокой подверженностью гипнотическому внушению (32-35).
   Эти исследователи выдвинули теорию "исполнения роли" для объяснения феноменов ярких реминисценций. Согласно этой модели, явления прерывистых, спонтанных психотических эффектов являются реакциями, выученными в состояниях, вызванных действием психотомиметиков. По их мнению, яркие реминисценции чаще не являются Симптомами психической декомпенсации.
   Начало применения психоделических препаратов в психотерапии. Начало применения таких психотомиметических веществ как ЛСД, псилоци-бин, мескалин и другие в психотерапии началось в середине 50-х годов в ряде исследовательских центров Европы и Северной Америки. В бывшем Советском Союзе особенно много в этой области сделал Г.В.Столяров, который применял ЛСД для лечения психических растройств. Пионерами ЛСД – терапии стали английский терапевт Р.А.Сандисон (R.A.Sandteon), Х.Осмонд (H.Osmond) , существенные работы в последующее десятилетие были выполнены западногерманским психиатром Х.Лене-ром (H.Leuner), чешским психиатром С.
   Грофом (St.Grof), американскими психиатрами Х.Абрамсо-ном (H.Abramson), С.Коэном (S.Cohen), группой психологов из Гарвардского университета под руководством Т.Лири (T.Leary) и многими другими. В 1965 году в Нью-Йорке состоялось вторая международная конференция по применению ЛСД и других психотомиметиков в психотерапии. Материалы конференции позволяют выделить три основные подхода к ЛСД-терапии, существовавшие в то время (58).
   Первый подход связан с представлением о том, что ЛСД или другой сам по себе может вызывать терапевтический эффект без особого вмешательства психотерапевта. Большинство работ на начальной стадии исследований ЛСД в клинике были выполнены в рамках данного подхода, который точнее было бы назвать психофармакологическими, чем собственно психотерапевтическим.
   Применение ЛСД как основного средства при лечении психических расстройств дало в некоторых случаях обнадеживающие результаты, особенно по отношению к лечению неврозов. Но после того, как обнаружили что реакция на ЛСД, в принципе, как, в принципе, и на другие, очень индивидуальна, что ее нельзя свести к каким-то простым и ясно определенным психическим изменениям, большинство исследователей пришло к выводу, что ЛСД ценно не само по себе, а только как вспомогательное средство для интенсификации психотерапии.
   Второй подход к применению психотомиметиков в терапии связан с психолитической терапией. Термин "психолитическая терапия" был предложен Р.А.Сандисоном, и дословно может быть понят как растворение или освобождение от напряжения и конфликтов в человеческой психике.
   Психолитическая терапия обычно проводится в процессе психоаналитически ориентированной терапии и включает серию ЛСД сеансов (обычно около 30-40) с использованием небольших и средних доз ЛСД (от 30 до 200 мкг) и последующим психоанализом полученного во время сеанса материала. Основной идеей этого подхода явилось то, что последующие сеансы могут помочь пациенту осознать и интегрировать различные уровни своего бессознательного и разрешить глубокие конфликты, лежащие в основе его психопатологических симптомов. Основной областью эффективного применения психолитической терапии явились неврозы, психопатии и психосоматические заболевания. Надо отметить, что она практиковалась в основном в Европе.
   Третий подход – психоделическая терапия -разрабатывался в США и Канаде.
   Термин "психо-делический" был предложен Х.Осмондом, и буквально означает ум, помогающий открывать или выражать психику. В психоделической терапии обычно применяются одноразовые высокие дозы ЛСД (от 400 до 600 мкг) с целью содействия наступлению глубоких мистических "океанических" переживаний. Клинические данные показали, что эти пси-ходелические пиковые переживания обладает уникальным терапевтическим потенциалом для лечения различных эмоциональных расстройств. Во время ЛСД сеанса пациентам обычно рекомендовалось лежать с закрытыми повязкой глазами и слушать через наушники специально подобранную музыку. Главной цепью последующих разговоров было помочь индивиду соотнести психоделические переживания с его поведением в повседневной жизни. Психоделическую терапию начали применять для лечения людей с различными психическими расстройствами, алкоголиков, наркоманов и для психотерапии раковых больных на последней стадии заболевания. Всего в период интенсивной работы с ЛСД и другими психотомиметиками (до конца 60-х годов) было опубликовано более тысячи научных статей, в которилГЬбсуждались результаты психотерапии более чем с 40000 пациентами, вышло несколько десятков книг и состоялось шесть международных конференций по применению пси-хотомиметиков в психотерапии.
   Мы остановимся на самых значительных результатах, полученных в этой области за последнее время. Надо отметить, что почти все научные исследования в настоящее время свернуты. Поэтому большинство авторов опираются на данные, полученные в 60-70-е годы.
   Теоретическое осмысление психоделических переживаний по С.Грофу. Одним из самых известных психотерапевтов, применявших психотоми-метики при проведении психотерапии, является американский ученый чешского происхождения С.Гроф, В течение последних 25 пет он, вначале в Праге, а потом в США, провел около 3000 ЛСД-сеансов сам и изучил около 2000 протоколов ЛСД-сеансов, проведенных его коллегами. Большинство его пациентов были людьми, имевшими различные эмоциональные нарушения – неврозы, сексуальные отклонения, психосоматические заболевания, пограничные психозы, среди них были алкоголики и наркоманы. Вторую группу составили "нормальные" добровольцы – психиатры, психологи, студенты, желающие впоследствии сами заняться психотерапией, а также представители разных областей искусства, ищущие новый источник вдохновения. Третью группу составили люди, болеющие неизличимой болезнью. На основе этих наблюдений С.Гроф создал оригинальную теорию психотерапии, которая изложена в ряде его работ.
   В основе психотерапии, по мнению С.Грофа, лежит прохождение пациентом ряда областей своего бессознательного с целью интеграции и осознания имеющегося там травматического материала, который может возникать на основе детских и пе-ринатальных переживаний, а 1акже переживаний, связанных со смертью и рождением индивида. Самым ценными в психотерапии С.Гроф считает трансперсональные переживания, которые во многом и определяют природу "психоделических пиковых переживаний". Согласно С.Грофу, можно выделить четыре уровня переживаний, которые соответствуют четырем стадиям психоделической терапии (12). Надо отметить, что ЛСД здесь упоминается только как вспомогательное средство, служащее катализатором для имеющегося у человека бессознательного материала, а не как препарат, порождающий что-либо в человеке. С.Гроф отмечает, что похожие переживания могут возникнуть и во время медитации, танца, выполнения определенных дыхательных процедур и ряда других техник.
   Первый уровень – абстрактные и эстетические переживания. Они характеризуются резким изменением восприятия, чаще всего визуального.
   Пациент может воспринимать цвета как необычно яркие и чистые; на белом листе бумаги он может видеть разные цветные геометрические фигуры или изменяющиеся на глазах узоры; наблюдать, как пульсируют предметы или лица людей. Окружающий мир обычно воспринимается как необычайно красивый, имеющий магическую или сказочную окраску. При прослушивании музыки большинство отмечают, что они как будто первый раз в жизни по-настоящему ее услышали. Эстетические переживания представляют наиболее внешнюю сторону ЛСД-переживаний и обычно возникают в начале и в конце сеанса. Как отмечает С.Гроф, если в ходе психоделического сеанса у пациентов превалировали эстетические переживания, то лишь изредка они оказывали длительное благотворное действие на больного.
   Второй уровень – психодинамические переживания. Переживания данного типа проистекают из биографии пациента, включая важнейшие воспоминания детства, неразрешенные конфликты и вытесненный материал из различных периодов жизни. Самым простым психодинамическим переживанием является повторное переживание эмоционально значимого для индивида события. Эти переживания особенно доминируют среди психических больных и лиц, имеющих серьезные эмоциональные нарушения. Для анализа данного уровня переживаний С.Гроф использует понятия традиционного’ психоанализа, а также вводит термин "система конденсированного опыта" (СКО). СКО – это особое сгущение переживаний и воспоминаний, имеющих схожие основную тему и элементы. СКО, как правило, несет в себе сильный эмоциональный заряд, который может быть как положительным, так и отрицательным. Так, например, различные слои одной системы могут содержать все воспоминания индивида, связанные с оскорблением, унижением, с разрушением его чувства самоуважения. В ЛСД-сеансах оживляются переживания разных уровней СКО, человек как будто опять полностью, во всех деталях, переживает травмирующую ситуацию из времен младенчества, детства или позднейших периодов жизни. Обычно во время сеанса наблюдается постепенная регрессия переживаний пациента, вплоть до младенчества. Эта регрессия обычно сопровождается соответствующими признаками: пациент с удивлением обнаруживает, что он или не может писать, или его почерк напоминает почерк ребенка, что его голос стал детским, что голова непропорционально большая по отношению к телу и т.д.
   Психодинамические сеансы в ЛСД-терапии, по мнению С. Грофа. могут иметь весьма серьезные терапевтические последствия. Индивид постепенно открывает внутреннюю связь между отдельными воспоминаниями из различных периодов своей жизни, получает возможность отреагировать и интегрировать негативные СКО, открывая тем самым пути для формирования положительных СКО.
   Третий уровень – перинатальные переживания. Этот уровень включает переживания биологического рождения, физической боли, агонии, старения и смерти. Переживания эти больше носят реальный, чем символический характер.
   Сами переживания смерти и повторного рождения бывают весьма драматическими и имеют много внешних биологических проявлений, сходных с настоящей смертью или биологическими родами.. Так, пациент может испытывать нехватку воздуха, остановку сердца, видеть, как в калейдоскопе, всю свою жизнь, слышать колокола, предвещающие смерть, прощаться с окружающими и даже выражать свою последнюю волю, не понимая, что он находится в психодели-ческом сеансе. Переживание своего рождения может начаться с переживания "океанического" типа, экстаза, единства с космосом, что символизирует ненарушенную внутриутробную жизнь и дородовое состояние плода. Пациент может испытывать огромные физические и психологические страдания, чувство безысходности и бессмысленности, нехватку воздуха, потение и тошноту. Нередки видения и ощущения прохождения через женские гениталии, что указывает на период родов и оживление воспоминаний, связанных с моментом рождения индивида. Обычно эти видения сменяются ощущением свободы и восприятием огромности пространства, чувством нового возрождения. Как правило, в пси-ходелическом сеансе наблюдаются все стадии рождения, но не обязательно сразу в одном психоде-лическом сеансе. При повторе сеансов пациент может пережить рождение или смерть несколько раз.
   Как правило, такие переживания сопровождаются философскими раздумьями о сходстве рождения и смерти. Второй лейтмотив, сопровождающий перинатальные переживания, – это обращение к духовному или религиозному опыту, несмотря на негативное отношение к подобному опыту до психотерапии. Именно прохождение через смерть и второе рождение сопровождается явным снижением или даже исчезновением имевших место психопатологических симптомов и разрешением ряда проблем разного рода.
   Четвертый уровень – трансперсональные переживания. Трансперсональные переживания – это ощущение того, что сознание индивида расширяется за пределы обычных границ "эго" и ограничения времени и пространства. Человек оказывается в состоянии перешагнуть границы своего "эго" и пережить мир без каких-либо ограничений. Трансперсональные переживания обычно наступают после того, когда уже проработан материал на других уровнях бессознательного, хотя они могут возникнуть и на первых этапах психодепической терапии. Конкретное содержание трансперсональных переживаний, как отмечает С.Гроф, может быть весьма разнообразным. Одна форма переживаний связана с преодолением границ времени: это переживание генетической наследственности и расовые переживания, переживание "прошлых воплощений" индивида и разных форм жизни, начиная от насекомых и кончая обезьянами, "ясновидение" и путешествия по времени. Другая форма трансперсональных переживаний больше связана с преодолением пространства.
   Это может быть чувство полного единства с другим человеком или со всем человечеством, отождествление с другим значимым лицом (А.Эйнштейном, Христом, Буддой и т.д.), единство с космосом или всем миром. Может переживаться встреча со сверхъестественным или духовным лицом, различные архетипические переживания.
   Трансперсональные переживания, в отличие от психодинамических, не поддаются проверке и являются самыми спорными. Но, как отмечает С.Гроф, именно они оказывают огромное влияние на пациента. Так, переживание единства с другим человеком и выход за собственные границы "эго" вызывает упрощение, облегчение и прояснение межличностных отношений пациента, снятие множества конфликтов и позитивное изменение личности.
   Трансперсональные переживания также сильно влияют на ценности человека, повышают его интерес к духовным областям человеческой жизни.
   Понимание человеческого бессознательного, как состоящего, по крайней мере, из биографически-психологического, перинатального и трансперсонального уровней, позволяет С.Грофу по-новому взглянуть на процесс психотерапии.
   Задачей психотерапевта является помощь пациенту в освобождении психопатологической энергии, которая возникла на одном из уровней бессознательного, и создание условия для глубокого самораскрытия. Для этого можно использовать не только психотомиметики, но и определенную музыку, дыхательные упражнения, физические упражнения и т.д. Такие психотерапевтические механизмы, как переживание смерти и рождения, трансперсональный опыт, психоде-лические пиковые переживания позволяют достичь положительного эффекта в кратчайший срок. С.Гроф отмечает, что в такой психотерапии интерпретация и объяснение терапевтом пережитого пациентом материала занимает минимум места, ибо он сам открывается пациенту непосредственно. "Таким образом, психотерапия перестает быть "лечением" одного человека другим, а становится человеческой встречей и обоюдным высшим учением друг друга" (15, с. 173).
   Применение психотомиметиков (ЛСД и ДПТ) в психотерапии со смертельно больными людьми. Предположение о том, что галлюциногены могут с пользой применяться для проведения психотерапии с неизлечимо больными людьми, было высказано американским педиатром В.П.Вэссоном (V.P.Wasson) и английским писателем, практическим философом О.Хаксли (A.Huxley). Последний глубоко интересовался как феноменом смерти, так и религиозным и мистическим опытом, вызванным употреблением галлюциногенов. О.Хаксли считал, что предсмертные обряды должны усиливать, а не притуплять сознание умирающего, подчеркивать, а не преуменьшать человечность. Сам О.Хаксли, умирая в 1963 г. от рака, попросил свою жену за несколько часов до смерти дать ему ЛСД, чтобы облегчить свой уход.
   Первые научные исследования в этой области были сделаны американским врачом из Чикаго Э.Кастом (E.Kast). В поисках надежного и хорошего препарата для обезболивания он начал серию исследований с ПСД. Уже в своей первой работе Э.Каст (E.Kast 1964) нашел , что по своему обезболивающему эффекту ЛСД может быть сравним с такими традиционными аналгетиками как дигидро-морфин и меперидин. Кроме эффекта снятия болей было отмечено поразительное свойство ЛСД вызывать улучшение сна, под|шание настроения и снятие страха перед смертью у большинства больных. В своей последующей работе Э.Каст больше всего внимания уделил как раз психотерапевтическим свойствам ПСД,. Он представил клинические наблюдения 80 смертельно больных людей, которые получили 100 мкг ЛСД. Результаты показали, что у 72 из этих пациентов появились существенные личностные изменения, связанные с появлением важных осознаваний по поводу прожитой жизни. У них было отмечено снижение физического напряжения и болевых ощущений, улучшение сна. Терапевтический эффект был относительно устойчив и длился несколько недель (24).
   Важный вклад в эту область был внесен американскими исследователями осуществлением программы "Спринг Гроув" в штате Мэриленд. Основные результаты этих работ изложены в ряде статей и описаны в книге С.Грофа и Дж.Галифакс "Человек перед лицом смерти" (13).
   Работа была начата в 70-х годах при Центре психиатрических исследований штата Мэриленд, США. Психоделическую терапию в этом центре прошли несколько сотен больных, страдающих от разных форм раковых заболеваний.
   Основными показателями к прохождению терапии были наличие у пациента физических болей, депрессия, напряженность, чувство изолированности от других. Необходимым условием также являлось отсутствие в анамнезе серьезных сердечно-сосудистых и психо-тических заболеваний, органических повреждений мозга. Психотерапевтическая процедура включила-в себя три этапа.
   На первом этапе психотерапевт устанавливал теплый и доверительный контакт с пациентом, обсуждал его чувства и страхи по отношению к смерти, его межличностные отношения с членами семьи и дорогими больному людьми, объяснялось действие галлюциногена. Второй этап включал психотерапию в день приема психотомиметика (ПСД и ДПТ). Введение препарата обычно происходило утром, в уютной, специально для этого приготовленной комнате.
   Во время сеанса на глаза пациента надевалась повязка, звучала специально подобранная музыка, которая позволяла концентрировать внимание на внутренних переживаниях пациента. Членам семьи рекомендовалось навестить пациента по окончании воздействия препарата, им разрешалось приводить с собой детей и приносить семейные фотографии. Это особенно хорошо влияло на эмоциональное состояние больного.
   Третий этап психотерапии начинался на следующий день после принятия психотомиметика. Пациенту оказывалась помощь в интегрировании опыта, который он пережил в измененной форме сознания, проводилась аналитическая работа с непонятными для пациента переживаниями. Обычно вся психотерапия длилась 3-4 недели.
   Для оценки эффекта психотерапии использованы психологические тесты (MMPI и шкала на самоактуализацию POI). Кроме того, эмоциональное состояние пациента оценивалось независимыми наблюдениями в баллах по семи общим шкалам: депрессивность, психологическая изолированность, тревожность, трудность в проведении лечебных процедур, отрицание приближения смерти, страх перед смертью и поглощенность болью. Все замеры делались дважды – до и после осуществления психотерапии. Основные результаты психологических измерений в общем подтверждают клинические наблюдения.
   Был исследован 31 больной, каждый из которых получил от 200 до 600 мкг ЛСД. Наиболее значимое терапевтическое улучшение наблюдалось в случаях переживания депрессии, тревожности, ощущении боли и страха перед смертью.
   Наименьшие изменения были в сфере проведения лечебных процедур. В общем результаты исследований показали, что у 29% пациентов после проведения психотерапии наблюдалось резкое, порою даже драматическое, улучшение психического состояния, 42% показали заметное улучшение и только у 29% состояние практически не улучшилось (43).
   Была предпринята попытка заменить ЛСД препаратом ДПТ, не так долго действующим и не запрещенным законами. Исследование по той же методике, проведенное с 30 пациентами, показало, что ДПТ как вспомогательное средство при недлительной психотерапии имеет почти такую же эффективность.
   Больные получали от 75мг до 127,5 мг препарата. Результаты показали статистически значимое снижение депрессивности, тревожности и заметное, хотя статистически и незначительное, снижение страха смерти и болевых ощущений. MMPI тоже показал значимое снижение навязчивых мыслей о своем физическом здоровье, страха и растерянности, появление большего доверия к другим людям и спокойствия. Результаты по шкале на са-моактуапизацию (POI) показали повышение более глубокой чувствительности к теплым и искренним контактам между людьми (45).
   Применение психотомиметиков для лечения алкоголиков. Практика печения алкоголиков с помощью психотомиметиков началась <уже в конце 50-х годов.
   Начались эти исследования с представления о том, что ЛСД само по себе, как обычное лекарственное средство, может помочь алкоголикам. В работе, выполненной под руководством канадского психиатра П.О-0’Рейли ( P.O.O’Reilly), приводятся данные о применении ЛСД для лечения 68 хронических алкоголиков (40).
   Результаты показали, что спустя два месяца после одноразового приема 200 мкг ЛСД 26 из них полностью воздерживались от алкоголя. От большинства работ того времени веяло оптимизмом: в целом около 50% пациентов, получивших ЛСД, не пили в течение года или более. Но дальнейшие работы ослабили энтузиазм первых исследователей, показав, что при более строго контролируемых условиях и случайной выборке нельзя показать улучшение, связанное только с применением ЛСД. Даже сторонники психоделической терапии были вынуждены впоследствии признаться, что ЛСД-лечение нужно сочетать с другими терапевтическими процедурами (40).
   Более перспективным в лечении алкоголиков оказался взгляд наЛСД-как на вспомогательное средство в специально ориентированной психотерапии. Была высказана идея о том, что само только переживание психоделического пикового опыта не изменяет алкогольную привычку, что нужна определенная психотерапия, которая помогла бы интегрировать психоделический опыт в жизнь пациента и помочь ему бросить пить. Работы в этом русле проводились в Центре психиатрических исследований штата Мэриленд под руководством А.А.Карленда (A.A.Kurland).
   В первой серии работ была проведена ЛСД-психоделическая терапия с 135 алкоголиками. Результаты психологических тестов (MMPI, POI и др.) показали, что проведение психоделической терапии в целом значительно улучшило психологическое состояние большинства пациентов. Спустя 18 месяцев после терапии 54% пациентов, получивших высокую дозу ЛСД (450 мкг), и 47% пациентов, получивших маленькую дозу ЛСД (50 мкг), перестали злоупотреблять алкоголем, притом они же демонстрировали хорошую адаптацию в социальной жизни (26).
   Вторая серия работ была связана с использованием ДПТ как вспомогательного средства при психотерапии. 51 больному во время психоделической терапии вводилось от 60 до 150мг ДПТ. Психологическое тестирование и клинические наблюдения показали, что для 47 из них было отмечено значительное психологическое улучшение, притом 18 (38%) пациентов оставались полностью непьющим спустя б месяцев после лечения (11).
   Несмотря на положительные в целом результаты, дальнейшая практика психоделической терапии была свернута в связи с запрещением применения ЛСД и ряда других психотомиметиков в работе с людьми. Надо отметить, что большинство исследователей, работавших в клиниках и психологических лабораториях, высказывались против запрещения ЛСД, псилоцибина, мескалина и ряда других психотомиметиков в психотерапевтической практике. Опыт контролируемого применения психотомиметиков в целом разрешает сделать вывод о том, что большинство психотомиметиков, включая и ЛСД, являются психически такими же безопасными, как и большинство традиционно применяемых в психиатрии препаратов. Более корректно проведенные генетические исследования не подтвердили того, что ЛСД является мутагеном, а это в свое время послужило одной из причин запрещения ЛСД в психотерапии.
Психотомиметики и творческий процесс.
   Интерес к психоделикам как к стимуляторам творчества возник одновременно с их открытием. В середине 60-х годов в живописи и музыке даже возникло течение, которое называлось "психодели-ческое искусство" и основывалось на изображении видений, переживаемых во время психоделического сеанса. Первые научные исследования также подтверждали, что психотомиметики могут устранять препятствия в творческом процессе.
   Одним из первых наиболее известных примеров успешного применения психотомиметиков в творческом процессе был проект психиатрической больницы, созданный в США архитектором Киоти Изуми. Он принимал ЛСД во время посещений традиционно спроектированных психиатрических больниц с целью изучить влияние их планировки на людей с измененной психикой.
   К.Изуми нашел в планировке много недостатков. Так, например, длинные коридоры, покрытые блестящей плиткой", вызывали обилие иллюзий и галлюцинаций. Созданный К.Изуми проект "идеального" психиатрического госпиталя был отмечен Американской психиатрической ассоциацией, по нему был построен ряд больниц в США и Канаде (56).
   Один из самых компетентных обзоров по проблеме применения психотомиметиков с целью повышения творческой активности сделан американским психологом С.Крипнером (S.Krippner) (25). В первой части обзора представлены результаты экспериментов; использованием ЛСД художниками-добровольцами. Их работы, выполненные под воздействием ЛСД, оценивались экспертами-искусствоведами. Полученные результаты разрешают заключить, что работы, выполнены под воздействием ЛСД, имеют более дерзкие линии, в них более смело использовались цвета, особенно яркие тона. Эти качества вызывали более высокую оценку по сравнению с обычными работами этих художников. Вместе с тем отмечено, что техническое исполнение при этом несколько пострадало. Схожие работы, выполненные людьми, не заинтересованными в повышении своих художественных способностей, не зафиксировали изменений в творческих достижениях индивида. Основное различие по сравнению с контрольной группой состояло в увеличении времени, проводимого на художественных мероприятиях и более высокой оценке музыки.
   С.Крипнер заключает, что применение психотомиметиков в случайно собранной группе людей для повышения их творческих способностей неэффективно.
   С.Крипнер приводит собственные данные, полученные при опросе 180 профессиональных художников, имевших по крайней мере одно психоделическое переживание. В эту группу вошло много знаменитых художников как из США, так и со всего мира. В общем большинство из них положительно, иногда даже восторженно отзывались об эффектах психо-деликов. 114 из опрошенных художников отметили, что психоделические переживания повлияли на содержание их работ, что они научили их пользоваться эйдетическим воображением, или воображением при закрытых глазах, как источником сюжета картины. 131 отметили, что результатом применения психотомиметиков стало заметное улучшение в их художественной технике, главным образом использование цвета. 142 из них утверждали, что психотомиметики прямым образом повлияли на изменения в их творческих достижениях. Многие отметили, что их дремлющие интересы к искусству были активизированы применением этих препаратов. Вместе с положительными отзывами были и некоторые негативные. Так, 9 из опрошенных художников утверждали, что их работы ухудшились после применения психоделиков, а 5 утверждали, что экспериментирование не имело на них никакого влияния.
   В заключении своего обдзра автор пишет: "Не много научных исследований психоделических препаратов было проведено в последнее время, хотя успехи в теории информации, физиологии мозга и изучении сознания … произвели коренной перелом в нашем понимании этих областей. Этот прирост в наших знаниях и теоретический опыт предоставляет науке благоприятную возможность изучить творческий акт. Творческая способность была вечной загадкой, теперь же, наконец, она с помощью психотомиметиков может быть препарирована, а ее тайна раскрыта" (25).
   В заключение нам хотелось бы высказать мнение большинства процитированных здесь авторов, что до сих пор психология, философия и другие отрасли знания очень мало взяли из тех интересных, хотя и небесспорных, находок, которые были сделаны в области человеческой психики с помощью психоделиков. Нам не хочется подводить черту под обзором. Тайна этих препаратов еще не раскрыта.
ЛИТЕРАТУРА

Столяров Г.В. Лекарственные психозы и психотомимвти-ческие средства. М., Медицина, 1964, 454 с.
Abramson H.A. Comparison of LSD with methylsergide and psilocybin on test subjects// The use of LSD in psychoterapy and alcoholism/ Ed.
Abramson H.A., Indiapolis, N.Y., 1967, pp.53-73.
Bakalar J.B. Psychedelic drug therapy: cultural conditions and obstacles// J. Altered States of Consciousness, N.Y., USA, 1980, vol.5, №1, pp.297-307.
Baumeister Д.Е, Placidi K.S. A social history and analysis of the LSD controversy// J. of Humanistic Psychology, San Francisco, USA, 1983, vol.23, №1, pp.25-58.
Bonny H.. Pahnke W. The use pf music in psychedelic (LSD) psychoterapy// J. of Music Therapy, Washington, USA, 1959, vol.1, №1, pp.291-294.
Dark W.H. Life begine at sixty// Psychedelic Reflections/Ed. Grinspoon L, Bakalar J.B., N.Y., USA, 1983, pp.70-78.
Dewhurst K., Hatrick J.A. Delayed psychosis due to LSD / / Lancet, Lodon, England, 1970, vol.2, №3, pp.742-744.
Faillance L.A.. Vourlekis A.. Szara S. Clinical evaluation of some halluciogenic tryptamine derivatives// J.Nev. Ment. Dis., Baltimore, USA, 1967, vol.145, N8!, pp.306-313.
Fink M., Simeon J., Haque W., НИ Т. Prolonged adverse reactions to LSD in psychotic subjects// Arch. Gen. Psychiat, Chicago, USA, 1966, vol.15, pp.450-454.
Graeven O.B., Sharp J.G. Initiation motivation, and cessation of phencydidine use// The J. of Psychology, Provincetown, USA, 1981. vol 108, №2, pp.43-57.
GmfS.. Soskin R.A., Richar

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Кто ты? Откуда ты? Куда ты идешь?  Войти